Форум » Сцена и Омут памяти » Омут Памяти спектакля "Сказка о забытой скрипке" » Ответить

Омут Памяти спектакля "Сказка о забытой скрипке"

Театр:

Ответов - 51, стр: 1 2 3 All

Театр: Старый особняк

Сказка: В одном некогда богатом, но уже весьма потерявшем свою роскошь особняке на чердаке под самой крышей стоял дубовый шкаф. Сразу было видно, что шкаф давно не открывали, так как он успел обрасти паутиной, его двери обветшали, а петли покрылись ржавчиной. В этом шкафу, на верхней полке покоился футляр из черной кожи с серебряной застежкой. В этом футляре на мягкой, обитой бархатом, подложке лежала скрипка с нотной тетрадью. Скрипка была настолько прекрасна, что даже тот, кто совершенно не разбирался в музыке и уж тем более в инструментах, восхитился бы ее внешним видом. Но еще прекраснее была музыка, которую некогда дарила скрипка обитателям особняка. Какое волшебство она творила, разнося свою мелодию по всем помещениям! Она умела создавать целые картины в сознании людей. Но так было при прежнем владельце. В день его смерти скрипку отнесли на чердак и убрали в старый шкаф, и там она пролежала долгие, долгие годы в надежде, что владелец снова вернется, отворит дверцу шкафа, и скрипка снова сможет подарить слушателям свою магию музыки. Но нет, не идет владелец, и пылится скрипка... От нахлынувшей грусти она иногда плачет, ее струны дрожат, издавая тоскливый одинокий звук. Рядом грустили и ноты. Со временем ноты перестали понимать друг друга, музыка больше не звучала, скрипке было не до них, поэтому в молчании проведенные годы сделали свое дело - ноты забыли свое звучание. Однако из всех правил есть исключение. Такое вы встретите и в нашей истории. Малышка-нота Фа никак не могла понять, почему в шкафу царит такое угрюмое молчание. Она была первой внесенной нотой в нотную тетрадь прежним владельцем. Именно она помнила эту чудесную атмосферу создания мелодий. Потому в один дождливый день нота Фа решила, что так дальше нельзя.

Театр: Чердак со шкафом, где пылится скрипка.


Нота Фа: У нот идеальная память. Идеальный слух. Их талант - делать мир ярче. Нота Фа была последней нотой, нанесённой четкой черной точкой на аккуратно разлинованный лист нотной тетради. Она еще не успела устать от бесчисленных празднеств и приемов, на которых приходилось звучать ей и ее сестрам. Разумеется, ей хотелось большего. Ей нравился и сам музыкальный процесс, и внимание зрителей, и то, как чисто и без фальши хозяин скрипки позволяет звучать ей. Это и было смыслом ее жизни - звучать чисто и дарить свою чистоту миру. Но когда ей показалось, что так будет всегда, нотная тетрадь вместе с футляром со скрипкой захлопнулась. А вместе с этим пришла и тишина. Надежда умирает последней, поэтому ноте понадобилось много времени, чтобы понять, что зазвучать ей дадут нескоро. А может и вообще никогда. Поначалу нота пыталась издавать звучание сама или просила об этом скрипку. Но тщетно. Струны скрипки молчали. Лишь изредка издалека до ноты доносились звуки, которые она могла определять - то были скрип старых половиц, легкий звон стекла, защищающий от натиска ветра или капли дождя, стучащие по черепице. Унылые дни тянулись один за другим. И однажды нота не выдержала. "Нужно срочно понять, куда ушел наш владелец и почему мы ему больше не нужны!" - возмущенно подумала она. Но легко было сказать, труднее было это выполнить. До этого никто никогда не покидал нотную тетрадь. Ноте неоднократно было дано предупреждение, что без тетради ноты выцветают, теряют звучание и растворяются. Это было равносильно смерти. "Но такая жизнь - забвение, это хуже, чем смерть!" - решительно подумала Фа и соскользнула с нотного ряда, удостоившись молчаливых взглядов сестер, полных укора. - Я вернусь! Я обязательно вернусь! - мелодично ответила Фа на их взгляды. И только скрипка ответила ей низким гудением струн. Я тяжелым сердцем, Фа просочилась через щель шкафа и упала на пол, покрытый толстым слоем пыли. - Фу, ну и жуткая пылища! - воскликнула Фа, оглушительно чихая. От своего чиха Фа отлетела от комода и упала между половицами, которые разделяли чердак и второй этаж особняка. До ее слуха донеслись чьи-то голоса и она стала старательно к ним прислушиваться.

Театр: Второй этаж особняка

Служанка Сьюзанн: Сьюзанн давно привлекал этот старинный особняк. Но больше всего ей нравилась та атмосфера, что царила в особняке, когда был жив его прежний хозяин-скрипач. Вместе со своей женой они часто устраивали приемы, где скрипач давал превосходные концерты для гостей. Однако когда Сьюзанн нанималась на работу, хозяин особняка был уже не молод. Годы постепенно брали свое, и старик-скрипач умер, а вместе с ним из особняка ушли легкость и торжество волшебных вечеров. Теперь особняком владела вдова и ее сын, которому не было дела до жизни старого дома и его обитателей. Обязанность присматривать за домом легла на плечи Сьюзанн и ее подруги Коллет, которая также работала служанкой в особняке. В один из таких дней девушка выполняла свои привычные обязанности и наводила порядок в комнатах на втором этаже, изо всех сил стараясь поддерживать чистоту и жизнь в одиноком доме, когда к ней присоединилась ее подруга, Коллет.

Служанка Коллет: - Сьюзанн! - негромко позвала подругу девушка. - Нас ждет чердак! Коллет шла по лестнице вверх и по пути решила обзавестись компанией. Только что хозяйка особняка приказала разобрать чердак и избавить дом от рухляди. Коллет за время работы в доме поднималась на чердак от силы раза два и боялась там находиться - доски, которыми был покрыт пол, жутко скрипели, а количество старых вещей вызывало в душе служанки суеверный ужас. Сейчас же Коллет не без дрожи думала о том количестве работы, которой ей предстояло проделать. "С другой стороны, на всех чердаках полным-полно секретов, - подумала про себя девушка. - Может быть, удастся обнаружить что-то стоящее". - Сьюзанн! - позвала девушка во второй раз. - Так ты составишь мне компанию?

Служанка Сьюзанн: - Нас ждет чердак! - услышала девушка и внутренне содрогнулась. Чердак в доме никто не любил. "Кроме, наверное, Коллет. Она обожает такого рода места. Места, где можно обнаружить скелеты в шкафу или что-нибудь похуже..." - без энтузиазма подумала девушка. - Что случилось? Зачем тебе понадобилось идти на чердак? - Сьюзанн оторвалась от работы и в недоумении посмотрела на подругу, застывшую в дверном проеме.

Служанка Коллет: Коллет спокойно выдержала взгляд подруги и вытянула вперед руку, в которой держала ведро с водой и щетки. - А как ты думаешь? - слегка насмешливо приподняла бровь девушка. - Небольшая экскурсия по пыльным и заброшенным местам нашего антикварного особняка. Ничего особенного. Заметив, как вытянулось от изумления лицо Сьюзанн, Коллет рассмеялась: - Ты такая наивная и совершенно не понимаешь шуток! Чердак требует генеральной уборки. И в эту уборку входят и вещи на этом самом чердаке. С этими словами Коллет повернулась и вышла из комнаты, уверенная, что Сьюзанн последует за ней. Подхватив подол рабочего платья, Коллет стала подниматься наверх.

Служанка Сьюзанн: Вероятнее всего, все эмоции явно отразились на лице Сьюзанн, потому что Коллет звонко рассмеялась. Сьюзанн облегченно выдохнула, но, услышав, что придется разбирать весь старый хлам на чердаке, снова пришла в замешательство. А тем временем Коллет, не дожидаясь ответа, направилась на чердак, и Сьюзанн ничего не оставалось, как последовать за ней. - Погоди, подожди меня. - Нагнала она подругу уже на лестнице. - Куда отдадут вещи, которые находятся на чердаке?

Нота Фа: Тем временем нота Фа слушала разговор двух служанок. Тема их разговора вызвала в ноте смутную тревогу: действительно, куда? Нужно было немедленно торопиться, пока не случилось что-то непоправимое. Голоса двух девушек с каждой секундой приближались к чердаку, и нота затаилась, выжидая момент, когда можно будет проскочить через дверь. Там, на лестничном пролёте, на стенах висели картины её старых друзей. Нота Фа уже и не помнила, когда видела их в последний раз. Наверное, когда музыка скрипки свободно лилась по просторам особняка, не находя себе никаких препятствий. - Просто распродадут, - услышала нота, как ответила одна из служанок. - Всё равно они уже такие старые… «Старые?! - возмутилась нота и, дождавшись, пока дверь откроют, с огромным рвением выскочила наружу, минуя двух молодых девушек. - Это кто ещё тут старый! Да мы ещё всем покажем! Если, конечно, я успею что-то предпринять…»

Старый скрипач: В жизни старого скрипача, как портрета, висящего на одной из стен особняка, уже давно не приключалось ничего интересного. Может, прошло десятилетие, а может, два, и скрипач, ранее радовавший все остальные портреты и жильцов дома своей музыкой, позабыл даже своё имя. Сейчас он лучше всего помнил Ту Самую Скрипку, музыка из которой лилась особенная, живая. Возможно, только эта скрипка и стоила того, чтобы её запомнить. И сидел скрипач на своей нарисованной земле, усталым взглядом провожал проходящих мимо слуг. Старый дом оставил на нём свой отпечаток: конечно, он и раньше был таким, как сейчас, но в последнее время скрипач чувствовал себя особенно одиноко и заброшено, подобно особняку, в котором обитал. Только и оставалось, что сидеть и слушать завывание ветра за неплотно закрытыми ставнями. Но что за чудо? Сонному скрипачу, примостившему скрипку у себя на коленях, почудилось, что на голову ему упало что-то лёгкое и щекотное. - Фа! - воскликнул скрипач, когда услышал знакомый звук.

Нота Фа: - Здравствуй, скрипач! - дружелюбно произнесла нота и невольно оглядела мужчину с ног до головы. - Выглядишь… хорошо. Фа, будучи крайне воспитанной особой, ну никак не могла сказать вслух, что старый скрипач постарел с их последней встречи. Взгляд его погрустнел, и пальцы ослабли. Обеспокоенная нота задумалась над тем, сможет ли старый музыкант играть снова, когда особняк заживёт как прежде. «А он, - подчеркнула про себя нота, - обязательно заживёт как прежде!» - Что ж… А где же все? - спросила нота, удивлённо обратив внимание на голые стены, следовавшие за изображением скрипача. - Помнится, здесь было много картин. И музыка. Много музыки. Почему так тихо? Где хозяин?

Старый скрипач: Скрипач отчего-то посочувствовал маленькой наивной ноте, которая искренне верила, что всё могло вернуться на круги своя. Неужели она думала, что Ту Самую Скрипку заперли лишь потому, что она однажды могла наскучить? Неужели Фа даже не могла подумать, что причина крылась в… - Боюсь, милая, новостям ты не обрадуешься, - предупредил скрипач и, дождавшись, пока нота остановит на нём свой обеспокоенный взгляд, продолжил: - Давно уж умер хозяин. И музыка в доме не играла ровно столько же, сколько прошло лет с его смерти. Ни музыки, ни музыкальных инструментов – ничего нет, и не будет. Только мы с тобой остались. Да старый шкаф, которому навеки суждено быть запертым. Мужчина погладил скрипку, лежавшую на коленях, и пальцем коснулся одной из её струн. Между тем, боевая нота Фа не на шутку разозлилась на его слова.

Нота Фа: - Что это ты такое говоришь?! - воскликнула Фа. - Быть такого не может! Нота снова осмотрелась по сторонам. Вокруг - сплошная пустота, чистые от паутины углы и скрипящие ступеньки. Не успел музыкант никак возразить, как нота выпрыгнула из картины и понеслась вниз по ступенькам, отчаянно взывая: «Хозяин! Хозяин!» А вслед старый скрипач кричал ей: «Фа, постой!» Она и не ждала, что кто-то отзовётся на её крики - человек и нота говорили на разных языках. По крайней мере, она надеялась услышать звук шагов хозяина и его смех, всегда громкий и такой уютный. Она помнила его, как будто это было лишь вчера. Но в ответ ей было лишь угнетающая тишина. Долго рыскала нота по особняку в поисках музыкальных инструментов и своих собратьев, долго переходила с одного места на другое. Ей почудилось, что прошло уже несколько лет, прежде чем она успела остановиться и передохнуть, потерявшая всякую надежду на то, что найдёт хоть кого-то, кого знала ранее. Словно сейчас она не в доме, в котором родилась и выросла, а где-то совсем далеко от него, так ощущала себя нота. На какой-то миг от страха неизведанного ей захотелось вернуться в старый шкаф к своим сёстрам и любимой Скрипке и больше никогда - никогда! - не выходить наружу. Так она уже было и собралась сделать, но спрыгнуть с большого шкафа она не успела. Сильный порыв ветра подхватил её и быстро вынес наружу. Крича и взывая о помощи, нота Фа неловко взмахивала своим хвостиком, пытаясь за что-нибудь зацепиться. А беспощадный холодный ветер продолжал уносить маленькую ноту всё дальше и дальше. Вот и особняк вскоре скрылся из виду, а впереди оставалась только большая и пугающая неизвестность.

Театр: Торговая площадь

Нота Фа: Падение было таким же неожиданным, как и полёт. Фа с размаху шмякнулась в лужу грязи, и, не успела она опомниться, как рядом с ней в луже оказался большой грузный сапог, и ноту вновь окатило грязью снизу доверху. Прежде чем следующая нога успела наступить в лужу, Фа отскочила в сторону и понеслась в неизвестном направлении, лишь цепляясь взглядом за пёстрые крыши небольших палаток. Запах земли вперемешку с ароматами овощей и фруктов резко перебивался вонью прогнившего товара. Людей было много, и все толкали друг друга, кричали и ссорились, торгуясь за каждую копейку. В каких-то местах было спокойнее, но и там людей скопилось не меньше. Не останавливаясь ни на секунду, нота удивлялась лишь тому, что в мире, оказывается, музыки почти не существует, зато существуют вот такие шумные и невежественные люди. И куда ей теперь деваться? Вряд ли ей удастся отыскать особняк. Наконец, Фа нашла более-менее укромное местечко, где сидел, примостившись у коробки, какой-то бродяга и спал на старом тряпье. Нота оглядела себя всю и с ужасом выдохнула. Такое короткое путешествие оставило на ней неизгладимый след в виде комков грязи тут и там. Фа не позволила отчаянию охватить её. Она уселась на пучке травы, пробивавшемся из-под краёв какой-то палатки, и принялась размышлять. «Не просто же так я сюда попала! - убеждала себя нота. - Я уверена, что просто так ничего не случается! К тому же, я уже не вернусь назад. Я непременно должна попытаться сделать хоть что-то, чтобы спасти своих сестёр и мою любимую Скрипку!»

Сказка: Так и началось долгое путешествие нашей маленькой ноты по бескрайнему человеческому миру (на самом деле это был лишь город, но для маленькой ноты это было большое бескрайнее нечто). Куда её только не заносило! Сперва Фа попала на небольшую ферму, где ей пришлось столкнуться с грозным быком. Завидев её, могучий бык пронёсся мимо ничего не понимавших людей - испуганной ноте пришлось быстро ретироваться, чтобы не получить по лбу. После ветром её занесло в воду, и ноте пришлось долго-долго плыть по течению, пока её не выбило на илистый берег. Ей пришлось переживать и холод, и жару, и невыносимых людей, которые то и дело норовили её растоптать, пока однажды Фа не попала на городскую площадь. О, что это было за место! Большая пустовавшая площадь с фонтаном в центре. Люди прогуливались не спеша туда и сюда, не замечая ничего вокруг. Здесь они показались ноте какими-то умиротворёнными, даже пресыщенными, жизнью. Но больше всего её поразил музыкант, стоявший у фонтана и игравший на скрипке. Неужели она, наконец, сделала это? Нашла хоть кого-то, кто смог бы её понять? Это был молодой человек, бедно, но чисто одетый. В руках его была потрепанная скрипка, а у ног стоял раскрытый футляр и нотная тетрадь. Но какую музыку он играл! Фа заслушалась в восхищении. Однако проходившие мимо люди совершенно не замечали молодого человека, изредка бросая в футляр монеты.

Нота Фа: Некоторое время нота задумчиво разглядывала скрипача. Сперва ей пришла в голову совершенно крамольная и несвойственная ей мысль о том, чтобы присоединиться к чудесным нотам, что играл скрипач. Но тут же чувство стыда взыграло в ней, и осознание того, что ее сестры и чудесная скрипка пылятся в одиночестве без дела, заставляли ноту лихорадочно соображать. "Что же предпринять?" - в отчаянии думала нота. - "Ведь он меня не услышит, не поймет... Я не умею говорить на человеческом языке... Стоп! Говорить на человеческом языке! У меня есть идея!" - воодушевилась нота и направилась к музыканту.

Театр: Городская площадь

Скрипач: День выдался жаркий, и скрипач понимал, что придется играть на самом солнцепеке, так как в том месте, где он обычно играл, не было и намека на тень. А играть приходилось целыми днями, пока последние торговцы не сворачивали своих палаток. "Тебе был дан великий талант", - говорила ему его покойная матушка. И скрипач часто вспоминал ее слова. "Что толку от таланта, если он не приносит почти никаких денег?" - грустно вздохнул про себя скрипач. - "Да и скрипка совсем уже стала плоха. Не будет ее, о музыке придется забыть навсегда". День ото дня он выходил на площадь и рассказывал людям старинные легенды, великие сражения, истории о трагичной любви. И все это - при помощи скрипки. Некоторые проходящие отмечали его талант и желали увидеть его в концертных залах больших городов. А большинство называли бездельником и советовали найти хорошую работу. Но он был мечтателем. А мечтатели так просто не сдаются. Скрипач еще не знал, как сильно изменится его жизнь тогда, когда он совсем опустил руки.

Нота Фа: Добравшись до скрипача, Фа отметила про себя, что скрипка уже на последнем издыхании поддерживает скрипача. Видно, что они, как старые друзья, прошли через многое. И решили оставаться до конца вместе. У Фа дрогнуло сердце при виде того, как трепетно скрипач выводил ноты, как нежно касался струн смычком и в наслаждении закрывал глаза, наслаждаясь звуком. "Ему точно понравится наша скрипка! Она такая же музыкальная! Только бы сработало!" - думала нота, разглядывая ноты мелодии, что играл скрипач. Ее план был предельно прост - ей нужно было, чтобы музыкант узнал о ее беде, она хотела попросить помощи. Но так как говорить она не умела, единственным способом было сказать обо всем этом - это при помощи музыки. "Сейчас или никогда", - решительно подумала Фа и втиснулась в нотный ряд. - Эй! Что ты делаешь? Кто ты такая? - возмутились ноты и стали обзываться. - Самозванка! Нахалка! Фа стоически выдержала атаку нот и, переждав, пока возмущение утихнет, рассказала о своей проблеме. Сначала ноты слушали ее рассказ с недоверием, но Фа была так молода, так наивна и убедительна, что к концу рассказа ни у кого не возникло сомнения в правдивости ее слов. - Мы поможем тебе. Это хорошее дело. И нашему хозяину давно пора двигаться дальше. - Поддержали Фа другие ноты. - А сделаем мы вот что...

Скрипач: Выступление шло отлично, лирическая мелодия лилась из-под пальцев скрипача, но вдруг в воздухе повис фальшивый тревожный звук. Скрипач в недоумении прервал свое выступление и посмотрел в нотную тетрадь. И в изумлении не узнал ее. - Не может быть! Я же сам написал эту песню. Это чья-то шутка? Ноты расположены совершенно не в том порядке, в каком я их расположил! - нахмурившись, скрипач перелистнул следующую страницу тетради. Но там было все в полном порядке, и он вернулся к предыдущей странице. - Эй ты! Ты так и будешь стоять столбом или все-таки сыграешь? - из толпы зевак раздались недовольные выкрики. - Сейчас, сейчас, только переведу дух, - торопливо отозвался скрипач. Он боялся этой мелодии, так как она была написана не его рукой. Он не знал, о чем эта музыка, как она звучит. "Может, стоит ее пропустить?" - засомневался скрипач и уже хотел сыграть старое произведение, как его снова окликнули из толпы. - Скрипач, ты себя что ли на страницах потерял? - захохотали в толпе. Волнение подступило к горлу музыканта, и он принял решение, что будет играть эту незнакомую мелодию. "Что я творю?" - в ужасе думал он. Но его рука со смычком сама по себе начала двигаться, выводя ранее не знакомую ему мелодию. Он смотрел на ноты и отдавал себе отчет в том, что он не писал этих нот, но тетрадь выглядела целой, а лист не был вложен. - "Откуда же эта мелодия? И о чем она?" Это было мудрое решение - перестать разговаривать с самим собой и начать прислушиваться к мелодии, в которой и была рассказана история ноты Фа. "Какая чудесная мелодия", - думал скрипач и в его воображении сразу же возник этот самый особняк с пыльным старым чердаком, где томится красавица скрипка. Часть музыки, что когда-то была ей подвластна, смогла передать и старая скрипка в руках скрипача. И музыка звала, звала его за собой... Когда он закончил мелодию, на площади было тихо. А мгновением позже толпа взорвалась аплодисментами и радостными выкриками. Скрипача просили сыграть еще, но он, как будто очнувшись ото сна, схватил свой футляр и ринулся бежать с площади. - Куда ты? Это была неплохая песня! Лучше, чем те, что ты играл раньше! - кричали ему вслед. Но скрипач знал, что ему уготована другая судьба. И этот день стал началом больших перемен.

Сказка: Убежав от своих зрителей, скрипач отправился к себе домой, чтобы собраться в путь. Городок был небольшой, а уж особняков тут и так было не слишком много. Сердце ему подсказывало, что скрипку стоит разыскать во что бы то ни стало. И, собрав свои немногочисленные пожитки, он двинулся в путь. Юноша довольно точно описывал особняк случайным прохожим, и наконец, благодаря подсказкам жителей, добрался до нужного места. Особняк, хоть и был запущен, все же давал знать, что в нем жили богатые люди. Скрипач пытался поговорить хоть с кем-нибудь из домашних обитателей, но его выставили сразу же со словами: "Нищим не подаем".

Нота Фа: Нота видела, что до нужной цели скрипачу остался всего один шаг. Но этот шаг казался непреодолимым. Всего одна дверь – здесь был её дом, и ноте нестерпимо хотелось вернуться. Она даже попыталась, но другие ноты остановили ее. - Если ты уйдешь, скрипач не сможет сыграть эту восхитительную мелодию, которая так захватила жителей. Подожди немного. - Говорили они ей. Ожидание тяготило Фа, но она никуда не ушла и в нетерпении ждала, когда скрипач примется действовать.

Скрипач: Парень был не робкого десятка. И после того, как его выставили за дверь, даже не выслушав, он все равно решил не отступать. Расположившись на скамье на противоположной стороне улицы, скрипач принялся обедать и заодно решил обдумать свои дальнейшие действия, когда услышал разговор двух господ. Господин А: - Слышал, имущество старого особняка распродают. Пойдешь на аукцион? Господин Б: - Да за чем на аукцион? Они слишком высокого мнения о своих вещах! Некоторый хлам стоит отдать даром. Господин А: - Ишь ты, губу раскатал! Старик-музыкант был талантищем. Наверняка хранил подарки за свои концерты. А среди них попадается и настоящий антиквариат. Знаю, что некоторые из его личных вещей там будут. Скрипка, например. Господин Б: - На кой мне скрипка? Я даже играть не умею. И на какую дату назначен аукцион? Господин А: - На завтра. Музыкант не мог поверить своей удаче. "Не иначе, как сама судьба меня привела к этому месту! Здесь действительно жил талантливый скрипач и у него осталась скрипка!" - юный скрипач не мог скрыть свой восторг. - "И я успел как раз к аукциону. Но... Денег у меня не то, чтобы очень много..." - Нужно попробовать заработать. - Вслух уверенно сказал скрипач, погладив пальцем футляр со скрипкой. Ответом ему было молчание, но скрипач знал, что это не просто совпадение. И что Фортуна наконец-то благоволит ему. Он решил не сдаваться до самого конца, осталось приложить еще некоторое усилие. Играть скрипач решил неподалеку от дома. Здесь жили богатые люди, и он надеялся, что Госпожа Удача улыбнется ему еще один раз. Она и улыбнулась. Но совершенно не так, как он подумал сначала.

Театр: Через дорогу от старого особняка

Скрипач: Поблизости не было удачного места, где бы скрипач мог показать свой талант. Но выбирать не приходилось, и скрипач решил играть там, где придется – хоть на улицах, хоть в домах. Он выбрал место, где хорошо просматривался выход из старого особняка, чтобы не пропустить момент, если из дома начнут выносить вещи для аукциона раньше назначенной даты. Ему не слишком везло, богачи, не ожидая того, что к ним в район так нагло вторгнется представитель низшего класса, не обращали на него никакого внимания. Играть для них было в несколько раз хуже, чем играть на торговой площади вблизи с овощными прилавками. День перевалил за полдень, однако денег в кармане музыканта не прибавилось ни на грош. Как ни старался скрипач, какую бы музыку он не подбирал, этих людей не пронимало ничего. Отчаявшись, музыкант подошел старому особняку и стал играть для скрипки. Как будто извиняясь, что он сделал все, что в его силах, но на большее он не способен. Внезапно он услышал, как скрипнула входная дверь, и сердце скрипача тревожно сжалось. Но на пороге стояла пожилая женщина, опершись на деревянную палку. Было видно, что ей трудно стоять, но ее покрытое морщинами лицо озаряла теплая улыбка. Скрипач закончил мелодию и слегка поклонился в сторону пожилой женщины, которая слушала его с дружелюбным интересом.

Вдова: С тех пор, как умер ее любимый супруг, ни дня не прошло, чтобы она не вспоминала его игру на скрипке. Иногда она закрывала глаза, напевала себе мелодию под нос и легко покачивалась в кресле-качалке в такт мелодии. «Умру, так больше и не услышав звуки твоей прекрасной игры на скрипке», - думала с сожалением женщина, мысленно обращаясь к покойному мужу. Память уже стала подводить ее, и женщина стала понемногу забывать мелодии, что раньше так часто звучали в ее доме. Дом же, в отсутствие твердой руки хозяина, стал приходить в негодность. Ее сын, успешный бизнесмен, уже построил новый дом на другом конце улицы и не видел смысла в поддержании жизни в угасающем отцовском доме. Чтобы разгрузить ветшающий дом, было решено распродать часть мебели, картин и антиквариата на аукционе. Хотя скрипка и значилась в списке на продажу, старушке удалось уговорить сына оставить ей на память самую ценную вещь своего мужа – скрипку. - Ну зачем она тебе? Ты даже не умеешь ее правильно держать, - хмурился сын, но старушка мать лишь улыбалась в ответ, любуясь на скрипку, мирно лежащую на красном бархате футляра. - Жаль, что ты тоже не умеешь ее правильно держать, - еле слышно отвечала старушка. Скрипку старушка оставила по велению сердца и в память о покойном муже. Она знала, что сын все равно ее рано или поздно продаст или, что хуже, выбросит, но мысль о том, что единственную дорогую вещь мужа она не увидит, была ей невыносима. Однажды старушка задремала в своем кресле-качалке. И во сне она услышала давно забытую мелодию. Ту самую, что когда-то заставляла ее сердце испытывать благоговейный трепет. Ей снилось, что она снова юна и бежит по полю из одуванчиков, а в воздухе разливается чудесная мелодия скрипки. Где-то в доме гулко хлопнула дверь и старушка, вздрогнув, очнулась ото сна. Сперва она не могла понять, где она сейчас находится, потому что она видела вместо поля с одуванчиками свою старую гостиную, однако музыка не переставала звучать. - Сьюзанн! Коллет! Кто-нибудь! Подойдите! – крикнула она.

Служанка Сьюзанн: : Девушка видела молодого человека, который совсем недавно появился на пороге их дома, а затем обосновался на улице. Чего он хотел, девушка не знала, но с интересом подглядывала за ним из окна и видела, как тот играл на скрипке самые удивительные мелодии. «Как в старые добрые времена», - с улыбкой подумала Сьюзанн, прислушиваясь к звукам музыки. - Сьюзанн! Коллет! Кто-нибудь! Подойдите! – ее мысли были прерваны криком хозяйки, и Сюзанн тут же поспешила на зов. - Я здесь, госпожа! Чего изволите? – спросила девушка, войдя в комнату.

Вдова: Женщина подумала, что ждать ответа придется долго, однако почти сразу же на пороге комнаты возникла молодая служанка Сьюзанн. - Я здесь, госпожа! Чего изволите? - Я бы хотела узнать, что за юноша играет на улице столь чудесные мелодии, - попросила старушка.

Служанка Сьюзанн: - Этот юноша приходил сегодня утром, госпожа. Я не знаю, чего он хотел, однако ему отказали и выгнали с порога. – Ответила Сьюзанн и тут же не сдержалась. – Но играет он восхитительно!

Вдова: Женщина посмотрела на девушку и улыбнулась, полностью разделяя ее чувства. - Подведи меня к двери, дорогая. Я хочу взглянуть на него, - попросила старушка.

Служанка Сьюзанн: Сьюзанн посмотрела на реакцию хозяйки после ее слов о прекрасной игре скрипача. И поняла, что они думают об одном и том же – что юноша играет точно так же изумительно, как некогда играл муж хозяйки. - Подведи меня к двери, дорогая. Я хочу взглянуть на него. Сьюзанн изумилась, но не показала этого. Ведь старая хозяйка очень мало двигалась. «Значит, этот скрипач важен для нее», - задумалась Сьюзанн. Она была не совсем права. Важен был не только скрипач, но и его музыка. Подав руку старой женщине, Сьюзанн аккуратно подвела ее к входной двери, после чего отворила двери и осталась ждать на пороге дома.

Вдова: «Ох, как же тяжело передвигаться. С каждым днем все хуже и хуже», - думала женщина. Но ей стало очень любопытно, что же за скрипач пожаловал на порог ее дома. Когда она вышла из дома, скрипач играл свою музыку, не замечая ничего вокруг. Доиграв, он все же заметил ее присутствие и слегка поклонился старушке. - Молодой человек, я слышу самые прекрасные звуки, что может издавать скрипка, а уж поверьте, я в этом разбираюсь, - улыбнулась женщина скрипачу. – Скажите, где вы так научились играть, и что за прекрасный инструмент у вас в руках?

Скрипач: Он не мог поверить своему счастью! Хозяйка вышла на порог дома из-за его музыки! Это было невероятно. Более того, она сама заговорила с ним, без какой-либо тени враждебности. Скрывая сильное волнение, он улыбнулся, поклонился еще раз и ответил: - Играть меня научил мой дядя, однако он уже давно умер. Скрипка досталась мне от него, и я добываю себе на хлеб тем, что развлекаю зевак на городской площади. Однако век скрипки не долог и, я боюсь, что в скором времени она придет в негодность. Об игре в таком случае точно придется забыть. Он решил ни в коем случае не лукавить. Во-первых, потому что он был так воспитан, а во-вторых, что-то подсказывало ему, что эта женщина поймет его, если сказать правду от чистого сердца. Ожидая дальнейших расспросов, он посмотрел на женщину и ее взгляд показался ему слегка веселым или скорее лукавым.

Вдова: «Какое странное стечение обстоятельств», - думала женщина. – «Этот молодой человек появился на пороге моего дома именно тогда, когда судьба скрипки почти решена. И ему она точно нужнее, чем мне или кому-либо из моего окружения». Она недолго помолчала, осматривая скрипача. Тот переминался с ноги на ногу и, казалось, сам в себя не верил. «Чтобы понять, что у него на уме и в сердце, нужно с ним побеседовать», - решила она. - Не желаете зайти внутрь? Мои служанки приготовят вкусный чай, который располагает к приятной беседе с не менее приятным собеседником, - сказала женщина и движением руки пригласила скрипача в дом.

Скрипач: Было видно, что женщина оценивает его. Скрипач чувствовал на себе изучающий взгляд старушки и сильно нервничал. Он переминался с ноги на ногу, не зная, что еще сказать. «Вдруг она скажет, что я оборванец, и она ожидала увидеть тут другого музыканта»? – нервничал он. – «Мне бы хоть одним глазком посмотреть на скрипку. На скрипку, которая уже изменила мою жизнь». Неожиданно женщина перестала изучать его и пригласила внутрь дома. Скрипач поднял на нее свои глаза и, прижав к себе футляр, ответил, так и не уняв дрожь в голосе: - Конечно! С огромным удовольствием! Женщина повернулась и неторопливо переступила через порог. Рядом с ней скрипач заметил служанку, которая помогала женщине передвигаться. Вдохнув побольше воздуха в грудь, чтобы набраться решимости, скрипач зашел в дом.

Театр: Гостиная комната

Вдова: «Какой он все же смешной и наивный. Видно, что мысли у него светлые, да и душа чиста. У людей с дурными мыслями в голове редко выходит играть чистые и светлее мелодии», - думала женщина с улыбкой на лице. Тем временем Сьюзанн помогла женщине вернуться в ее кресло-качалку и старушка попросила девушку принести самого лучшего чая с плюшками. Поклонившись, служанка удалилась. Теперь старушка с интересом рассматривала скрипача, который с не меньшим интересом разглядывал окружающий его интерьер. Было видно, что у него много вопросов, но он не решается их задать. Тогда женщина решила ему помочь и завязала беседу первой. - Расскажи, что привело тебя в мой дом?

Скрипач: Первое, что отметил скрипач, зайдя в особняк – это то, что дом явно знавал лучшие времена. Он и теперь сохранял остатки уюта, однако следы его ветшания были сильно заметны. Запах сырого дерева сильно распространялся в воздухе, обои внизу облупились и уже свернулись, от ветра дом сильно скрипел, как старик от ноющих суставов. Осторожно ступая, скрипач вертел головой по сторонам и старался ничего не упустить, двигаясь за старой женщиной. «Дом просто огромен», - в восхищении думал скрипач. – «Неудивительно, что женщине не под силу содержать такой дом. Да и служанки едва справляются». Он ненадолго задержался у портрета старого скрипача, который висел в коридоре. «Вот и сам хозяин, верно. Картина неплохо сохранилась, но инструмент не видно совсем», - подумал скрипач, присматриваясь. Из-за полумрака в коридоре больше разглядеть ничего не удалось, поэтому он прошел за хозяйкой в одну из комнат особняка, где она села в кресло-качалку, а он, не стесняясь, продолжил оглядываться. От изучения комнаты его отвлекла все та же хозяйка дома. - Расскажи, что привело тебя в мой дом? Осознав, что ведет себя невежливо, скрипач опустился в кресло и, бережно положив футляр со скрипкой себе на колени, вздохнул. Ему предстоял долгий рассказ, но он решил рассказать всё, как есть. - Я расскажу всю историю, и вам решать, верить ей или нет. Но дело было так: вчера я играл на площади, как делаю это и в другие дни…

Сказка: Здесь мы прервемся, друзья, ведь мы уже знаем, какой путь проделал скрипач. Поэтому мы не будем повторять весь его рассказ, а обратимся сразу к концу.

Скрипач: - …А сейчас вы пригласили меня в дом. Вот и вся история. Но клянусь: это чистейшая правда! – горячо заверил хозяйку скрипач. Он опустил взгляд на футляр, погладил его кончиками пальцев, и ему как будто стало легче. Теперь он точно сделал все, что смог. Сердце подсказывало юноше, что он поступил правильно. - Могу я попросить вас хотя бы одним глазом взглянуть на эту скрипку! – взмолился он.

Вдова: Женщина слушала рассказ, не перебивая и почти не задавая никаких вопросов. Чай принесли уже во второй раз, но скрипач не притронулся и к первой чашке. Когда рассказ был окончен, по полу дома поползли длинные тени. Скрипач сидел, не шевелясь, только поглаживал свой футляр. «Самая невероятная история из тех, что я слышала», - думала женщина. – «Хотя если бы он хотел соврать, он бы придумал что-то убедительное, но никак не мелодию из воздуха. Да даже если он меня обманул, это не имеет значения. Играет он изумительно». Только женщина хотела высказать свое мнение, как скрипач неожиданно выпалил: - Могу я попросить вас хотя бы одним глазом взглянуть на эту скрипку! Женщина опять задумалась. «Почему бы и нет»? – подумала она, но вслух этого не озвучила. - То, что ты поведал мне, это просто невероятно, - тихо начала говорить старушка. – Я не знаю, почему, но я верю тебе. Наверное, из-за твоей музыки. Она напомнила мне… О… Ох, не важно. Сьюзанн! – крикнула она. Где-то в глубине дома послышались быстрые шаги, которые приближались к комнате. - Я подарю тебе эту скрипку. Но с одним условием – сыграй мне, - попросила старушка.

Скрипач: Молчание длилось долго. Скрипач уже приготовился, что старушка посмеется над ним и прогонит его из дома. «Все, теперь точно пора собираться домой», - с тяжким сердцем подумал скрипач. – «И то будет хорошо, если не вызовут полицейских». Но старушка удивила его еще раз. - Я подарю тебе эту скрипку. Но с одним условием – сыграй мне. - Что? – только и смог выдавить из себя скрипач.

Вдова: Ответом на ее просьбу было невероятное изумление со стороны скрипача. - Теперь я вижу, что ты пришел сюда именно за музыкой, а не с целью продать скрипку подороже. Сыграй мне. Некогда этот дом был полон любви, мелодий и смеха, а сейчас он ветшает и умирает на моих глазах. Я никогда не играла на скрипке, не умею, но и мало кто из моих знакомых, кто еще остался жив, умеют. Но ты сможешь подарить нам всем глоток свежего воздуха, глоток музыки. Это единственная моя просьба, - сказала старушка. – Люди, которых ты встречаешь, чаще всего встречают тебя по костюму, что надет на тебя, но почти никто не слушает твою музыку. Возможно, они очерствели внутри, чувство прекрасного заменили деньги или вещи. И я не смогу жить дальше с чистой совестью, если я буду знать, что один из тех людей, в ком сохранился чистый и светлый дух музыки пришел на порог моего дома, а я отказала ему в помощи! В комнату вошла служанка. - Сьюзанн, принеси футляр со скрипкой! – почти крикнула хозяйка. Служанка поклонилась и исчезла за дверью.

Вдова: Ответом на ее просьбу было невероятное изумление со стороны скрипача. - Теперь я вижу, что ты пришел сюда именно за музыкой, а не с целью продать скрипку подороже. Сыграй мне. Некогда этот дом был полон любви, мелодий и смеха, а сейчас он ветшает и умирает на моих глазах. Я никогда не играла на скрипке, не умею, но и мало кто из моих знакомых, кто еще остался жив, умеют. Но ты сможешь подарить нам всем глоток свежего воздуха, глоток музыки. Это единственная моя просьба, - сказала старушка. – Люди, которых ты встречаешь, чаще всего встречают тебя по костюму, что надет на тебя, но почти никто не слушает твою музыку. Возможно, они очерствели внутри, чувство прекрасного заменили деньги или вещи. И я не смогу жить дальше с чистой совестью, если я буду знать, что один из тех людей, в ком сохранился чистый и светлый дух музыки пришел на порог моего дома, а я отказала ему в помощи! В комнату вошла служанка. - Сьюзанн, принеси футляр со скрипкой! – почти крикнула хозяйка. Служанка поклонилась и исчезла за дверью.

Скрипач: Он сидел, не понимая происходящего. До него медленно доходило, что скрипка станет его всего лишь с одним условием. Условием, которое не требует денежных затрат. Условие, которое способен выполнить лишь его талант. Глаза молодого человека наполнились слезами и он не мог проронить ни слова. Только юноша собрался что-то сказать, как служанка внесла футляр со скрипкой. «Неужели… Это она»? – скрипач не мог поверить собственному счастью. Служанка хотела поставить футляр на колени хозяйке, но та жестом указала на скрипача. После этого Сьюзанн неуверенно передала футляр скрипачу. А тот сидел, боясь пошевелиться, чтобы этот волшебный сон не заканчивался как можно дольше. Трясущимися руками он принял футляр со скрипкой из рук служанки и долго возился с застежкой. Наконец застежка была побеждена, и скрипач с благоговением откинул крышку. Его взору предстала самая прекрасная скрипка, что он мог видеть. В покрытом лаком корпусе скрипач увидел свое отражение. Он с любовью изучал каждый изгиб скрипки. Наконец он решился и трепетно взял скрипку со смычком в руки. - Конечно, я сыграю! Это, пожалуй, единственное, что я готов делать вечно, - улыбнулся скрипач и, закрыв глаза, коснулся смычком струн волшебной скрипки. Комната наполнилась красивыми звуками. Скрипач решил сыграть ту самую мелодию, что оказалась в его нотной тетради на городской площади, таким образом, рассказав свою историю во второй раз. Уже с помощью музыки. Все слуги в доме побросали свои дела и подглядывали из-за двери, слушая необыкновенную музыку. Скрипка снова ожила и вместе с маленькой нотой Фа оставляла наставления обитателям старого особняка - никогда нельзя отчаиваться и сдаваться. И что даже в хмурые времена всегда найдется место для солнечного света. Когда скрипка затихла, всем показалось, что стены дома впитали эту красивую мелодию, полную жизни. Что даже с уходом скрипки из этого дома, свет, подаренный ею, больше не померкнет.

Вдова: Каждый звук скрипки заставлял ее сердце замирать, переживать и восхищаться. И когда звуки скрипки стихли, женщина украдкой утерла глаза платком. - Это было чудесно. Пусть она дарит радость людям, а не пылится на чердаке дома, - улыбнулась она сквозь слезы. – Берегите друг друга.

Сказка: Сказка наша заканчивается. Забегая вперед, скажу, что наш скрипач внял разговору со старой женщиной и первым делом купил себе хороший костюм. И смотреть на него уже стали по-другому. Скрипач прославился, его принимали в знатных домах и концертных залах. Красавица-скрипка служила верой и правдой музыканту всю жизнь и дарила всем слушателям самые красивые мелодии. Нота Фа, из-за которой и началась наша истории, заняла свое привычное место в родной нотной тетради вместе с дорогими сестрами.

Театр:



полная версия страницы