Форум » Сцена и Омут памяти » Омут памяти спектакля "Сказка странствий" » Ответить

Омут памяти спектакля "Сказка странствий"

Театр:

Ответов - 28, стр: 1 2 All

Театр: Шли годы, пробегали месяцы, мелькали дни, как спицы в колесе.

Марта: В лесу завывал ветер, но снега вовсе не было, и неудивительно: зима только начиналась. Марта больше не боялась больших холодов. Остановившись на опушке леса, девушка глядела кругом так, будто чаща была её домом, большим, роскошным домом, где спрятано множество сокровищ. За всё время, пока Марта путешествовала в компании Глеголы, она успела повидать дальние страны с их бесчисленными красотами, исходить сто дорог, каждая из которых оборачивалась для них новым приключением и стоптать сотню башмаков. Каждый новый день Марта не оставляла надежды найти своего маленького брата. Она то и дело слышала его зов и бежала туда, куда звало ее сердце. Девушка оглянулась. Глегола плелся немного позади, но Марта не бранила его. Ведь он все время был рядом и помогал ей в поисках Мая. Они то бранились, то вновь мирились, и чаще жили в мире и дружбе. Выбрав подходящее место, Марта развела костер, не дожидаясь, когда спутнику придет в голову такая идея. Сама достала из котомки котелок, нехитрую снедь и принялась варить похлебку, пока подоспевший друг был чем-то занят. Видимо, чем-то очень важным. Марта, помешивая ложкой в котелке, долго наблюдала за ним, стараясь не мешать, но, доварив еду, всё-таки подошла и коснулась плеча. – Знаешь, Глегола, –сказала девушка, протягивая Глеголе миску с похлебкой. – Я очень сильно тебя люблю. Марта присела рядом и посмотрела ему в глаза. –Когда-нибудь мы найдем Мая. Ты ведь нас не бросишь?

Глегола: Мужчина уселся на поваленное сухое дерево, вытянул ноги в растоптанных сапогах. На коленях он разложил свои инструменты и причудливые миниатюрные модели новых изобретений. Но рассмотреть детали в неверном свете костра было почти невозможно. Глегола поднял голову. Над кромкой леса нависло непроницаемое покрывало ночи. Мужчина протянул руки к огню, покосился на суетящуюся рядом Марту. – Я тоже тебя люблю, Мартиша, – рассеянно отозвался Глегола, принимая у девушки из рук плошку с едой. – Конечно, я вас не брошу, дурочка. Будем жить все вместе. Болтая ложкой в жидком супе, он снова поглядел на девушку. На этот раз взгляд его задержался на ней чуть дольше обычного, и в нём была теплота. Мужчина не мог представить себе, какой была бы его жизнь без Марты. Кажется, он крепко привязался к этой несносной девчонке. Но в то же время он едва ли обрадовался бы ещё кому-то, будь это даже обожаемый девочкой брат. Вслух же Глегола ничего не сказал, только улыбнулся и вновь погрузился в раздумья.


Театр: В тот же самый день, но только очень далеко от мест, где скитались Марта и её спутник, в замке на холме церило веселье...

Принц Май: Тем временем маленький Май превратился из мальчика в юношу, прекрасного, могучего молодого лорда. Он пировал в своём замке вместе с отцом. Прекрасное убранство, дорогие ковры, золотая и серебряная посуда, вот что окружало его. На возвышении играли музыканты самую веселую и раздольную мелодию, а стол ломился от кушанья. Вокруг сидели гости, пили из красивых кубков, инкрустированных самоцветами. Май повернулся к своему названному отцу: – Я покажу тебе одну штуку. Помнишь, как я плакал и бился, когда ты носил меня повсюду в клетке, чтобы я разыскивал под землей зарытые клады? У меня душа рвалась на части, – произнес он, слегка опьяненный вином и разморенный теплом многочисленных каминов и сытным ужином, – сегодня ночью мы с друзьями отыскали кувшин золота у трактирщика в подвале, а я ничего не почувствовал, ни боли, ничего, – в глазах молодого лорда сверкали азартные искры, – но это пустяки. Май поднял руку и сказал: – Гляди. Май сидел далеко от отца, но корона слетела с головы Бражника, едва только Май щелкнул пальцами. Май рассмеялся, глядя на реакцию отца. – Я не просто чувствую золото. Теперь я могу им управлять! Эх, видела бы Марта… Он вернулся к своему бокалу вина с липой и сделал глоток.

Бражник: Прошло много лет с тех пор, как мужчина исполнил свою мечту. Теперь он был уже стар, зато сидел за огромным столом в собственном замке. Даже самые уважаемые горожане сказали бы, взглянув на него, что это знатный и могущественный господин. Бражник с ухмылкой поглядел на своих гостей, среди которых немало собралось таких уважаемых граждан. Его распирало от довольства, сытости и от счастья. Он мог бы поклясться, что счастлив, ведь рядом был любимый сын, что радовал его с каждым днем все больше и больше. Только что Май показал ему, чему научился прошлой ночью, мужчина понимал, что отныне в его руках будет еще больше золота. Он часто вспоминал тот самый день, когда все-таки решился украсть мальчика у его сестры, и ни капли не жалел об этом. И пусть временами сын тосковал по своей сестре, но он был счастлив. Счастлив жить здесь со своим отцом. Сейчас их прошлое казалось лишь страшным сном, из которого чудом удалось вырваться. Мужчина широко улыбался, расхваливая сына и думая о золоте, которого итак было достаточно. Он выполнил обещание и исполнил свою мечту, жизнь была прекрасна, он по смотрел на корону, сверкающую в лучах солнца, что светило в огромные витражные окна.

Театр: Близилось Рождество. И Май, и Марта были по-своему счастливы. По крайней мере, у них на столе был кусок мяса и кувшин вина, рядом – близкие люди, а в сердце – мечта. Глегола тоже не бедствовал, да и старый вор, который давным-давно перестал красть, был повеселее многих в те дни. Когда-нибудь они найдут друг друга, но это будет уже совсем другая история.

Театр: Спектакль подготовлен по мотивам фильма А. Митты "Сказка странствий". Продолжение следует.



полная версия страницы