Форум » Сцена и Омут памяти » Омут памяти спектакля "Турнир Ровены" » Ответить

Омут памяти спектакля "Турнир Ровены"

Театр: Театр Ровены во имя Ровены представляет для обитателей и гостей Дома Ровены премьеру спектакля «Турнир Ровены»

Ответов - 64, стр: 1 2 3 4 All

Григоир: Узнав, какую цену женихи платят за возможность побороться за сердце леди Ровены, Григ едва не решил, что ослышался. Его жалование за пять лет. – Уверен, – процедил он, подавив внезапно вспыхнувшую неприязнь, – что магию я распознавать сумею. И в том, что риск оправдан. Ровена бесценное сокровище. Его нельзя купить и за полсотни фунтов. Прошу меня простить. Григ с побелевшим лицом поспешно отступил с дороги и растворился в толпе.

Герцог: Кажется, что-то подкосило ему ноги, что-то похожее на ветер, и он просто не смог устоять, рухнув на колени. Глаза расширились в ужасе, герцог не успел ничего сообразить, лишь испытывая липкий страх в эту секунду. Он поднял взгляд, но тут же встретился с ногой соперника грудью, ощущая, как падает. Грегори показалось, что прошла целая вечность, пока он ощутил спиной удар о землю. Но в итоге это произошло. И сейчас… лежа, тяжело дыша и не веря тому, что ноги сами подкосились, он впился взглядом в острие меча и щурился от солнечных лучей, что били ему в глаза, а его соперник лишь отчасти закрывал, насмехающееся над ним солнце. Отрезвило его и привело в себя, не легкое отступление на пару шагов барона, а донесшийся голос какого-то мужчины, который отдал победу барону, а не ему. Герцог резко подскочил на ноги, закричав: – Я не проиграл! – он подхватил с земли свой меч и направился на барона. Злость кипела внутри него и именно она заставляла теперь уже вырываться от стражи, что успела подбежать и схватить молодого человека. – Я сильнее его! Он видел, как его соперник напрягся, Грегори чувствовал страх за милю и мог поклясться, что страха здесь было достаточно. На него сзади накинулись еще и другие рыцари, стараясь удержать. Среди зрителей поднялся шум: все кричали, кто-то злился, кто-то поддерживал барона, кто-то соперника…

Отец: Глава семьи Райвенкло восседал посередине трибуны, хмурясь и постукивая пальцами друг о друга. Он чувствовал пристальные взгляды дочери, что сидела справа от него и жены, находившейся по левое плечо от него. Поднявшийся беспорядок надо было как-то заглушить, поэтому Гаррик поднялся со своего места и, захватив свиток с правилами, спустился на арену. Люди, увидев, что глава семьи встал со своего места, замолкли и тишину нарушал лишь, герцог, вырывающийся из-под стражи и требующий признания победы за ним. Приблизившись к молодому человеку, которого оставили в покое таки из-за приближения отца Ровены, отпустив, мистер Райвенкло протянул ему свиток. - Не надо поднимать здесь шум, – спокойным холодным голосом произнес мужчина - Здесь прописаны все правила. Победитель тот, кто устоит на ногах.


Герцог: Тряхнув головой, скидывая шлем и наконец вырвавшись из тяжелых тиск стражи, герцог выпрямился и, гордо вздернув подбородок, посмотрел на мужчину, подошедшему к нему. Тот протянул ему свиток, но Грегори не было дела ни до каких бумаг. Злость внутри него кипела, намереваясь выплеснуться горячим гневом. Герцог лишь мимолетно взглянул на свиток и разорвал его на глазах у всех.

Театр: Стоит ли говорить, что своего герцог не добился? И всё же свою лепту в общее смятение он внёс. В ночь перед последним, решающим поединком спать никто не ложился. Все гадали, кто победит, - приглянувшийся ли простонародью лендлорд Херульф или благородный барон Сийебрихт?

Ровена: Ровена, запершись в комнате, решала свою судьбу. Будь у неё больше времени на знакомство с бароном и лордом, всё сложилось бы иначе. Но как узнать человека, толком его не разглядев? К счастью, турнир действительно раскрывал в людях тайные стороны. Тот же барон, оказавшийся магом, и притом умелым, поверг её в смятение. Сперва Ровене его обман показался оскорбительным, но скоро негодование утихло. «Разве бывают в нечестном турнире честные победители?» - подумала она. – «Но разве они годятся в мужья? Один безрассуден, второй высокомерен… А что в голове у третьего, непонятно», - думала Ровена. Девушка поглядела в зеркало и сокрушенно покачала головой. Чего только не выдумаешь, чтобы оправдаться перед собственной совестью! - Пусть в последнем бою не будет победителя. А барона с лордом уговорю погостить у нас ещё, и тогда уже выясним, может, кто-то из них и есть достойный.

Служанка: Агавиг бесшумно проскользнула в комнату и, едва завидев Ровену, прижала палец к губам: – Тссс! Нет времени. Насилу я выбралась к тебе, на кухне нынче почти что преисподняя, – зашептала она, но осеклась и продолжила: – Послушай. Матушка твоя решила тебя сослать в монастырь святой Бригитты, если только этот турнир не закончится свадьбой. Прости меня Господь, но не место тебе там. Что делать будем? Послать за лордом Херульфом?

Ровена: Девушка сразу поняла, что слова служанки на этот раз правдивы. Значит, на этот раз без победителя не обойдётся. Только кто из двоих? Если герцог потерпел поражение и в турнире, и в её глазах, то барон ещё нет, а у лорда так и вовсе оставался шанс. Не слепой случай и не воинское умение должны решить, за кого она выйдёт. «Придётся ускорить знакомство», - подумала Ровена. - Но… Как же так, Агавиг! Монастырь… Меньше, чем замуж, мне хочется только туда. Моя последняя надежда – лорд Херульф. Ему точно можно доверять. Погоди минуту, - произнесла Ровена, суетливо разгребая груду вещей на каминной полке. Наконец она взяла с нее три предмета: роскошное страусиное перо, баночку чернил и совсем небольшой лист пергамента. Спустя несколько минут она вручала наспех начертанную записку о свидании для лорда Херульфа служанке. - Вот. Передай ему это, - сказала она, - и скажи, чтобы не опаздывал… Надеюсь, всё обойдется. На этом Ровена с тяжелым сердцем отпустила Агавиг, а сама присела в большое мягкое кресло у стены и стала ждать. Ее донимали тревожные мысли. «А что, если лорд не оправдает моих надежд? Что же я буду делать тогда?» Девушка попыталась расслабиться и отбросить все страхи прочь, закрыв глаза и расслабившись.

Лорд: Получив записку от служанки, Херульф не поверил своему счастью. С бешено колотящимся сердцем, как юнец перед венцом, он прокрался к комнате, где назначена была встреча. А увидев там Ровену, во второй раз не поверил себе. Едва переступив порог, он заговорил. - Миледи… как я рад, что вы выбрали меня. Я знал, что вы станете матерью для моих детей и бабушкой моих внуков. Ведь вы не пустоголовая девица. Вы просто созданы для того, чтобы быть хозяйкой большого дома, управлять хозяйством. Вам понравится у меня, честное слово. У меня обширные земли. Часть из них я даже продал, но не по глупости, не подумайте, нет… на благое дело. Теперь там школа волшебства, Хогвартс. Вы бы могли ездить туда, если захотите…

Ровена: Выслушивая монолог лорда, Ровена с большим трудом пыталась скрыть тоску. «Ах, какой же он скучный! Разве можно с таким провести целую жизнь? Нам даже поговорить не о чем!», - грустно думала она. Свесив голову, она переживала все это в себе. Вдруг девушка вспомнила про заклинание невидимости, о котором ей рассказывала Хельга, когда они только готовились к турниру вдвоем. А ещё Херульф сказал слово «Хогвартс», и Ровену будто громом поразило. Ей в голову закралась шальная, но такая заманчивая мысль о побеге с турнира в школу чародейства, о которой она уже так много слышала. Сомнения, терзавшие её вначале, отступили уже давно, после обнадеживающих слов Хельги. Оказалось, что ситуация там не так безнадежна и вскоре весь беспорядок, что царит там сейчас, должен наладиться - как это бывает в самом начале любого дела, сразу ведь ничего не выходит. Да и Хельга после турнира собиралась отправиться туда… Должно ведь получиться! «Это единственно верное решение. Я не хочу прожить остаток жизни в монастыре, забыв о магии и всех тех чудесах, что могла бы свершить… Решено! Как только лорд закончит говорить, я сбегу отсюда в Хогвартс, вместе с Хельгой. Только там мое место, только в этом мое истинное предназначение, только там мне будет хорошо. Прощай, Ирландия!», - думала она, дрожа от возбуждения в предвкушении. Тем временем, Херульф закончил говорить и вопросительно смотрел на Ровену, ожидая от нее действий. Верно, он думал, что радость на лице юной леди вызвана ничем иным, как восхищением его скромной персоной - ах, как же он ошибался! «Что ж», - думала девушка, - «пусть потешит себя этими мыслями пока. Мне только на руку!» - Спасибо за невероятный вечер, милорд, - лучезарно улыбнулась Ровена, - удачи вам в завтрашнем бою. На этом они распрощались. Ровена долго глядела вслед лорду, уверенному в своей победе и окрыленному. Сама же девушка осталась сидеть в кресле, и только когда дверь за мужчиной закрылась, и его удаляющиеся шаги совсем стихли, она нетерпеливо вскочила с кресла и спешно пошла в свою комнату, чтобы собрать кое-какие самые необходимые вещи для поездки туда, где ее ждала сама Судьба.

Театр: На последнюю битву должны были выйти Сийебрихт и Херульф, но поединок задерживался. Вскоре выяснилась и причина задержки. Герольд объявил, что за мошенничество барон Сийебрихт не может быть допущен к финальному бою. Поднялся невероятный шум.

Матушка: Герда сослалась на недомогание и покинула своё место, чтобы понаблюдать за дочерью со стороны. Мадам Рейвенкло была безмятежно-спокойна. Всё случилось, как она ожидала: полночи лендлорд и Ровена провели вместе. Агавиг всё сделала, как и ожидала от нее хозяйка. Глядя на дочь, женщина видела в её лице тревогу и возбуждение, а не скуку, которой отмечался обычно последний, безнадежный поединок прошлых турниров. - Будь счастлива, моя девочка, - прошептала она одними губами. «Наконец-то я смогу спокойно растить сына!» – думала она. Но вряд ли кому-то призналась в этом.

Григоир: Григоир, как и в первый день, маялся в толпе, издалека наблюдая за Ровеной. Заметив, что мадам Рейвенкло не на своем месте, и он может приблизиться, не опасаясь охраны, Григ, бледный как полотно, подошёл к хозяйке и негромко спросил: - Значит, победитель – Херульф? А как же последний бой? Он ожидал подвоха. Последний бой, после которого над женихами потешалась прислуга дома Рейвенкло, всегда проходил одинаково. Каким-то чудесным образом оба соперника проваливали задание. Узнав об этом, Григоир места себе не находил. Ни мысли об алхимической мастерской или собственной обсерватории, о будущих учениках, ни предстоящая опасная и трудная дорога не помогали отвлечься. Он ждал чуда. Что-то должно было произойти! И вот оно - последняя надежда угасает. Григ в это не верил.

Матушка: Когда учитель дочери возник перед ней, заслонив весь вид, Герда ничем не выказала недовольства. Женщина была так счастлива, что попросту не обратила внимания на неучтивое обращение. - Последний бой состоится, - с улыбкой ответила мадам Рейвенкло. – Сейчас как раз ищут желающего, кто сразился бы с лордом Херульфом. Тот уже дал согласие. Бой уже ничего не решит, но ведь нельзя оставить гостей недовольными! Как я счастлива, что Ровена наконец-то сделала свой выбор… Куда же вы, господин учитель?

Григоир: Григоир не слушал больше слов хозяйки. Нетвёрдым шагом он направился к столу, где записывались на пергамент рыцари – в начале турнира. Зеваки на этот раз отчего-то расступались и замолкали при его приближении. - Здесь семьдесят фунтов серебром, - сухо бросил мужчина. Кошель с монетами глухо звякнул и почти мгновенно скрылся в сундуке – никому из рыцарей не удастся побить эту цену. Григ поймал на себе косые взгляды охраны, но его не задержали: не их забота, откуда у добрых людей берется серебро. Путь на ристалище был открыт. Только вот снаряжения не было. Доспехи Григу не были нужны, а меч он собирался купить прямо здесь, у кого-нибудь из рыцарей. Оглядевшись, он обратился к первому попавшемуся рыцарю: - Мне нужен меч, - и звякнул последним серебром.

Лорд: Херульф, изрядно сбитый с толку внезапной переменой, решил перед боем поглядеть на своего будущего «соперника». Пусть он уже победил и грядущий бой – всего лишь развлечение для гостей, но человеку не дано знать свою долю. Лорд прожил довольно долгую жизнь. Он видел, как от людей отворачивается удача. Человек, с которым лорду предстояло биться, выглядел как человек, от которого удача отвернулась давным-давно. Херульф с детства привык остерегаться подобных. Несчастье и безумие, что его сопровождает, бывают заразны, как чума. Стоило Херульфу подойти ближе, как соперник повернулся к нему и протянул пустую ладонь – и другую, с монетами. - У меня найдётся для вас меч, сэр, - ответил он, заглянув в глаза высокому, почти одного роста с Херульфом, мужчине. И увидел в его глазах не огонь безумия, а искру надежды. - Оставьте деньги, они вам ещё понадобятся. Вы не воин, я вижу. Обещаю, что постараюсь не причинить вам вреда. Не смею спрашивать, что толкнуло вас на такой рискованный шаг. Но позвольте узнать, кто вы. Кивком лорд приказал слуге подать сопернику меч.

Григоир: Григоир почтительно поклонился и взял меч в руки. Меч Херульфа был тяжёл, и звездочёт с трудом мог бы взмахнуть им. Он опёрся на меч, как старец на посох, погрузив острие в пыль. – Меня зовут Григоир, милорд. Я простой учитель. Вряд ли кто-нибудь сможет ответить вам, зачем я здесь. Я тоже не смог бы. Он солгал. У него была одна причина. Надежда, что Ровена в последнюю минуту вмешается в поединок. Или хотя бы бросит на него взгляд, который всё объяснит.

Лорд: Херульф вспомнил этого странного человека. Он уже видел его раньше, и не раз. Но обстоятельств встречи лучше было не вспоминать в таком многолюдном месте, где простецы на каждом шагу. И Херульф подошел ближе к сопернику, чтобы не быть услышанным случайными людьми. - Вы волшебник, я знаю, - вполголоса сказал он. – Может быть, мы могли бы с позволения хозяйки Турнира провести магический поединок. Это сравняет наши шансы. Я готов принять любую форму боя, которую вы предложите. В чём вы сильны? Херульф внимательно глядел на колдуна, и не надеясь выпытать, что заставляет его пойти на такой странный шаг.

Григоир: Запрокинув голову, Григ глядел на противника снизу вверх. - В чем силен? Ха. В шахматах, пожалуй, только в шахматах, - ответил Григ, покачав головой с вымученной улыбкой. - Магический поединок навлечёт беду на дом Рейвенкло, а мне не поможет. Так что сразимся мы с вами обычным порядком. Его голос потонул в звоне колокола и шуме толпы. «С неизвестным рыцарем…», - услышал Григ, прежде чем прозвучало имя его противника-лорда. Приятно было слышать, что это он так гордо зовется – неизвестный рыцарь. Похоже, просто никому не пришло в голову спросить, как его имя. Лорды всегда называли имена сами, и притом не забывали о титулах. Напоследок Григ бросил взгляд на трибуну, где сидела леди Ровена с родителями. Мать и отец девушки были на месте и с интересом и, кажется, тревогой следили за происходящим. А вот её самой не было. Ровены не было нигде.

Лорд: Снова прозвенел колокол, и Херульф неохотно занёс меч над Григоиром. Его уже переполняло ликование от предчувствия легкой победы, но бешеный взгляд соперника и его отрешенный вид вселяли страх в ясное сердце лорда. Один удар следовал за другим, но все были отбиты – неловкой, но твердой рукой. И тогда Херульф стал усиливать натиск, и соперник отступал… Херульф забыл о своем обещании. Теперь он решил ударить в полную силу. Ради своей будущей жены. Ради своих детей. Ради своего счастья.



полная версия страницы