Форум » Сцена и Омут памяти » Омут памяти спектакля «Искатель». » Ответить

Омут памяти спектакля «Искатель».

Театр:

Ответов - 31, стр: 1 2 All

Театр: Ранним утром первого сентября вокзал Кингс-Кросс был наполнен людьми и гудел, как пчелиный улей. Кто-то суетился в поисках нужной платформы, кто-то спокойно дожидался поезда. Вокзал напоминал котел, а непрерывно перемещающаяся масса людей – зелье, бурлящее в нем. Здесь легко было как заблудиться, так и скрыться от любопытных глаз, ведь неизменно спешащим по своим делам людям некогда было обращать внимание на кого бы то ни было.

Питер: Мужчина лет сорока уже долго сидел на вокзальной лавке, разглядывая людей, снующих по платформе. Одет он был в странный, зеленый, испачканный маслянистыми бурыми пятнами балахон. Небольшой кожаный чемодан и ворох газет лежали под худой, но жилистой рукой. Волосы мужчины были несильно взлохмачены, маленькие зоркие глазки бегали туда-сюда, словно пытаясь одновременно разведать информацию обо всех людях на платформе – и найти среди них того, кого он ожидал, или других, кого он так боялся встретить. Но мужчина видел вокруг только спешащих невесть куда магглов. Человек понимал, что сейчас выглядит несколько необычно и может привлечь ненужное внимание. Но обычных людей он не опасался. Перед тем, как выйти из дома, он наложил на себя магглоттлалкивающие чары, так что магглы обращали на него не больше внимания, чем на барьеры между платформами: просто обходили стороной. Несмотря на застывшую позу, мужчина был крайне возбужден, и, казалось, от нервного обморока его спасала только фляга, к которой он то и дело прикладывался. Но на усталом лице виднелись не только волнение и испуг. Если внимательно приглядеться, можно было увидеть в его глазах и проблески непонятной радости.

Мистер Смит: Мужчина в форме полисмена вокзала шел по платформе, нервно оглядываясь по сторонам. Было заметно, что он чувствовал себя неуютно, словно лишь недавно поступил на эту работу. Мистер Смит постоянно посматривал на своего неповоротливого напарника, одергивал форму и заглядывал в лица проходящих мимо людей. Разумеется, в такой толпе это было непросто, тем не менее, вскоре его внимание привлек мальчик, стоящий у колонны. – Джонс, взгляни-ка на этого мальца. Мне кажется, он что-то замышляет. Мужчина направился к мальчику.


Хьюго Фосетт: Двенадцатилетний мальчик стоял у кирпичной колонны на платформе одного из обыкновенных лондонских вокзалов. Всем своим видом он демонстрировал, как глубоко безразлична ему окружающая обстановка. Это можно было понять хотя бы по тому, что глаза мальчика были прикрыты, а на губах играла довольная ухмылка. Он был занят сейчас любимым делом – воображал себя героем из книжки про отважных пиратов, таинственных индейцев и коварных морских чудовищ. А в данный момент в своих фантазиях он, с полным мешком золота за плечами, снаряжал в путь лодку, готовый вот-вот запрыгнуть в неё и умчаться по волнам навстречу славе и новым приключениям. Но вдруг что-то неуловимо изменилось в окружающей обстановке, и отважный искатель приключений Хьюго Фосетт нехотя приоткрыл один глаз. Ощущение того, что он находится где-то на необитаемом острове в океане, пропало. Мальчик зевнул и огляделся по сторонам, высматривая кого-то в толпе. Но перед ним предстал всего-навсего нескладный полисмен со своим толстым напарником. – Мне не нужна помощь. Мой поезд отправляется в 11-00, мои мама и папа отошли на пару минут, у них взрослый разговор, – с важным видом солгал Хьюго, не давая обоим раскрыть рот. – Удачного дня, господа!

Мистер Джонс: Мистер Джонс сразу понял, что его нервный напарник собирается накинуться на парня, но сейчас на это совсем не было времени. Толстяк больно ткнул Смита в бок и махнул рукой в сторону появившейся из арки стайки людей. Смит явно не хотел уходить, тогда Джонс просто схватил его за руку и потащил за собой, яростно шепча ему на ухо: – Остынь, не до того сейчас! Найдем того, за кем пришли, и срывайся, на ком тебе вздумается! У нас еще куча дел, а я и так проголодался.

Хьюго Фосетт: Хьюго проводил насмешливым взглядом забавную парочку и удовлетворённо хмыкнул, отметив про себя, что сегодня не придётся прятаться под платформами или объясняться с заботливыми дородными тётушками из службы социальной защиты. – Стажёры. Недоумки, – проронил мальчишка с презрением, когда мужчины отошли на порядочное расстояние. На первый взгляд Хьюго было трудно отличить от благополучных мальчиков, которых вот-вот предадут ежегодным мукам учения в частной школе. Он ничем особенно не выделялся – был не слишком неряшливо одет, кое-как причёсан, а нагловатая физиономия не несла на себе явных признаков умственной отсталости. От таких же двенадцатилетних мальчишек его отличало только агрессивно-мечтательное выражение лица, как у озорника, провернувшего очередную грандиозную пакость и готового повторить её снова. Опытный работник вокзала приметил бы в нём беспризорника и оказался бы прав. Не то чтобы у Хьюго не было взрослых, способных взять на себя титанический труд по его воспитанию… Они были достаточно далеко, чтобы он мог не опасаться за свою свободу. Хьюго стоял у колонны с самым независимым видом, держа руки в карманах, и сжимал в кулаке шесть крупных золотых монет, необычных с виду, но самых настоящих. Уж он-то мог это проверить! Другая рука была пуста, но планы на это утро обещали восстановить утраченную симметрию.

Лолита: На перроне, в самой гуще толпы, возникла молодая симпатичная женщина. Она не привлекала к себе лишнего внимания ни манерами, ни слишком экстравагантным одеянием. Платье ниже колен, легкое пальто нараспашку, на ногах – изящные туфли, и походка лёгкая, летящая. Каштановые волосы собраны на затылке в хвост, в напряжённых пальцах – маленькая сумочка. Женщина заметно нервничала и озиралась по сторонам, что-то бормоча себе под нос. Увидев на скамье мужчину в зелёной мантии, она замедлила шаг, подошла ближе и остановилась прямо перед ним, склонив голову набок. – Давно не виделись, Питер, – как бы между прочим сказала женщина. Присела рядом на скамейку, запахнула полы пальто и, убедившись, что на них никто не обращает внимания, произнесла: – Видела тебя в газетах. – Женщина небрежно указала кивком на газетные листы, которые её знакомец оставил на скамье рядом с собой, ничуть не стесняясь толпы магглов. – «Неизвестный гений-изобретатель», «Переворот в мракоборчестве»… Опять ты за старое, Питер! Как им удалось выбить из тебя интервью? Ты ведь знал, что из этого получится! Тебя теперь все ищут. И я, честное слово, просто из любопытства хотела бы знать, что ты думаешь делать дальше со всем этим.

Питер: Как ни всматривался Питер в толпу, но женщина, возникшая перед ним, появилась совершенно неожиданно. Он ошалело её рассматривал, пытаясь вспомнить, кто она такая и откуда они знакомы, и, наконец, вспомнил. Долорес, а это была именно она, была его школьной подругой и часто вытаскивала его из различных переделок. Но после их пути разошлись. Сперва он так тосковал, а теперь и думать забыл о ней. «Неудивительно, что не узнал сразу», – подумал мужчина. – «Сколько я уже её не видел? Три года? Нет, дольше…» Когда женщина заговорила, Питер заволновался ещё больше, хоть и не показал этого. Он мельком бросил взгляд на газеты и чемодан, сжав ручку так, что костяшки пальцев побелели, и медленно разжал её до нормального состояния. «Черт меня дёрнул дать это интервью!» Он ни на секунду не усомнился в том, что Долорес появилась здесь не случайно. Питер надеялся, что, может быть, она просто решила предупредить об опасности. Как в прежние времена. Он вспомнил, как они расстались – глупо, некрасиво, – и ему стало стыдно за себя и за то, что ни разу не попытался выяснить, где она и что с ней. – Да, давно не виделись, – эхом отозвался Питер на приветствие. – Я не сомневался, что ты явишься, Лолита. Теперь, когда я на грани провала, ты будешь снова меня уговаривать найти прибыльную работу, «выйти в люди»... Послушай меня. Уходи. Не трать своё время зря. Сейчас я сяду на поезд, и всё закончится. В Хогвартсе меня не достанут. Директор меня защитит. Она согласна с тем, что моё изобретение может использоваться только с одной целью и послужит только Школе, а не Министерству или твоим… приятелям. Питер грустно вздохнул, прекрасно осознавая, что бесполезно надеяться на понимание. Краем глаза он заметил, что ещё и вокзальные служащие уставились на них. «Чёрт возьми, чего это они пялятся?! Я же накладывал магглоотталкивающее заклинание! Не сработало, видно. Спокойно, Питер, пока что ничего такого не произошло, да и документы маггловские у меня должны где-то быть... А, впрочем, это даже к лучшему, что заклинание не удалось, как иначе меня заметит мальчишка-маггл… Мальчишка! Мерлинова борода, да как же я мог про него забыть?!»

Лолита: Женщина выслушала тираду с каменным лицом, повернулась на каблучках и стала прохаживаться перед мужчиной из стороны в сторону. На лице её читалось, что она просто поражена беспечностью своего старого друга. И очень обеспокоена. Подумав немного, Лолита остановилась, присела перед мужчиной на корточки, обхватила его руку ладонями и заговорила шепотом: – За тобой вот-вот явятся. И министерские псы, и головорезы. Посмотри мне в глаза. Я вижу, ты мне не доверяешь! Я же хочу тебе помочь, Питер. – Она крепче сжала руку. – Пойдём со мной. Я знаю надёжное укрытие. У тебя будет всё, о чем ты мечтал – слава, горы золота, любящая женщина. Только, прошу, брось эту дурацкую затею! Лолита заметно нервничала, её голос с мелодичного полушёпота перешел почти на крик. Лишь заметив, что к ней стали оборачиваться люди на платформе, она вновь понизила тон. – Ты всегда был гениальным волшебником, самым лучшим из всех, кого я встречала, тебе нет равных в волшебных приборах, но ты не можешь себе представить, на что пойдут люди, чтобы завладеть твоим изобретением! – В ее голосе и взгляде читалась мольба. – Ты наделаешь много бед. Подумай только, что случится, если к кому-нибудь ещё попадёт в руки эта твой «Искатель»… Они смогут выследить каждого! Мне, всем моим друзьям угрожает смерть или чего-нибудь похуже. Лолита выпрямилась во весь рост и потянула Питера за руку, как непослушного, но любимого ребёнка, призывая его встать и пойти за ней.

Мистер Смит: Обойдя очередную платформу, и не найдя цель, Смит и Джонс вернулись на восьмую платформу. Вдруг Смит заметил Лолиту, которая сидела рядом с мужчиной. – Гляди, кажется, это он, – указал он напарнику на эту парочку.

Хьюго Фосетт: Хьюго терпеливо ждал своего часа, наблюдая за людьми на платформе, и вспоминал свои детские годы. Время, когда он был маленьким и не знал жизни, бредил байками о путешествиях, приключениях, золоте инков и опасностях джунглей. Когда он стал завсегдатаем вокзала, воображая себе поезда чудесными созданиями, готовыми перенести тебя куда угодно. Даже через океан, прямиком в Эльдорадо. Теперь-то он знал, что всё это сказки, и позволял себе замечтаться разве что в редкие моменты, в порядке исключения. С тех пор, как сэр Фосетт стал взрослым и самостоятельным, минуло целых десять месяцев. Но даже этот грандиозный промежуток времени не шёл ни в какое сравнение с минутами ожидания. Хьюго то и дело украдкой поглядывал на необычную пару, расположившуюся неподалёку. Он ещё раньше их заметил бы, если бы ему не помешали. Мальчик прислушался, стараясь подслушать, а наполовину угадать, о чем толкует эта парочка. Рассеянный, помятого вида мужчина в темном потёртом плаще. И миловидная женщина с чересчур ласковым взглядом, от которого бросало в дрожь. «Я же хочу тебе помо-о-очь, Пи-и-итер», – мысленно передразнил женщину мальчик. – «Так, значит, тебя зовут Питер, умник. Что ж, приятно познакомиться». Хьюго выудил из кармана смятую и скомканную записку и ещё раз прочел последние строчки: «…хватай чемодан и беги. Я тебя найду». – Скоро у меня будет достаточно золота, чтобы отправиться куда угодно, – подбодрил себя мальчик. Хьюго завертел головой, почуяв неуловимое изменение атмосферы вокруг. И не зря: на краю восьмой платформы показались двое мужчин в форме работников вокзала, потоптались на месте, осматриваясь, и, заметив цель, направились прямиком к мужчине и женщине. – Э-э-э, это мои клиенты, пошли вон, стервятники! – процедил Хьюго сквозь зубы. – Ну чего же ты тянешь, ну же!

Питер: Питер слушал всё, что Лолита говорила, и горько улыбался тому, как точно он угадал. Но от того, что слова уговоров были ему знакомы, они не утратили своей убедительности. Он бессильно взирал на тонкие пальцы женщины, обхватившие его грубые ладони, и ему вдруг захотелось прижаться к ней. Но только на мгновение. Стоило ей упомянуть своих «друзей», и иллюзия рассеялась. «Кто бы мог подумать, что именно она за мной придёт», – подумал Питер с горечью. – «А я ведь готов был ей поверить!» Он торопливо вскочил, прижав к себе чемодан и стопку газет, и удивился тому, насколько же он, оказывается, выше Долорес ростом. Бросив на женщину презрительный взгляд, Питер воскликнул: – А мне наплевать на тебя и на твоих друзей! Из меня годами делали посмешище, и теперь я не успокоюсь, пока не добьюсь своего! Прибора никто, – мужчина демонстративно потряс чемоданом, – говорю тебе, никто не получит! Немного выплеснув таким образом гнев, Питер оглянулся, выискивая в толпе знакомое лицо. Но увидел только вечный поток магглов, которые ему были абсолютно неинтересны и даже немного раздражали тем, что мешали разглядеть в толпе мальчишку. «Он должен был появиться, когда я встану и крикну, неужели он не услышал? Вдруг он вообще сбежал? Не должен был, я ведь обещал ему заплатить... Ничего, время ещё есть!» – встревожено думал мужчина. – «Если брошу чемодан сейчас, не успею уйти. Надо ждать…»

Лолита: Лолита отшатнулась от мужчины, от неожиданности выронив сумочку. Мгновение она немигающим взглядом сверлила своего старого друга, а затем рухнула на колени и обвила руками ногу Питера. Прохожие озирались на неё, но ей было все равно. По её щекам потекли слезы. – Как ты не понимаешь, Питер, они убьют тебя. Пожалуйста, пойдем со мной! – В голосе женщины звучала мольба и негодование. – А прибор отдай мне, так будет лучше для всех. Я смогу защитить тебя, Питер, милый… Лолита подняла голову и ещё раз всмотрелась в лицо мужчины. Заметив его по-прежнему презрительный взгляд, женщина быстро поднялась на ноги. – Питер, прошу, не будь так жесток, – вкрадчиво проговорила она и попыталась обнять мужчину, обвив рукой его шею и почти касаясь губами его уха. – Отдай чемодан или сдохнешь. Я не шучу! – сквозь зубы прошипела женщина. Одна рука Лолиты по-прежнему обвивала шею мужчины, а в другой была крепко сжата волшебная палочка, нацеленная в живот Питеру. Лицо Лолиты запылало от злости, а заклинание прозвучало в голове без малейших усилий. Вспышки света видно не было, лишь раздался громкий хлопок.

Питер: Питер едва сдержался, чтобы не отпрянуть от женщины, внезапно рухнувшей перед ним на колени, и не успел уследить за тем, как она, поднимаясь, вынула из кармана волшебную палочку. Он как завороженный слушал её вкрадчивый шёпот, а затем… – Отдай чемодан или сдохнешь. Я не шучу! Палочка упёрлась в живот. «Надеюсь, не убьет», – быстро подумал Питер, и вся жизнь за одно мгновение пролетела у него перед глазами. Почувствовав нестерпимую боль в животе, Питер ощутил, как ноги его подкосились, и упал, увлекая за собой Лолиту. Он хотел отбросить чемодан подальше, но вместо того тот лишь выпал из ослабевшей руки и со стеклянным звоном грохнулся на пол, газеты рассыпались по платформе. «Главное, что прибор ей не достанется», – подумал Питер отрешённо. – «Хоть это её задержит ненадолго, только мальчишка не тормозил бы!» Последнее, что Питер увидел – был тот самый мальчишка-маггл, не подкачал, значит! И две фигуры, одетые как охранники, целеустремлённо пробирались сквозь толпу, привлечённые криками Лолиты. Питер только теперь узнал в них головорезов, прежних подельников Долорес, и чертыхнулся бы, но не мог произнести не слова. Он успел только подумать: «Как хорошо, что чары все-таки работают, не будет паники. И за прибор волноваться больше не нужно», – потерял сознание.

Хьюго Фосетт: Хьюго не сводил глаз со своих «подопечных», но то, что он увидел, оказалось вне его понимания. Вытаращив глаза, он пару мгновений просто наблюдал за тем, как женщина, обхватив одной рукой шею своего приятеля, тычет ему в живот чем-то длинным и тонким, похожим на карандаш. «Когда я подам знак – хватай чемодан и беги», – запоздало вспомнил Хьюго слова из записки. Осознав, что, помедли ещё немного, он рискует остаться без обещанного золота, мальчик рванул вперед сквозь толпу, наперерез двум фигурам в черном, которые так же энергично продвигались к той же точке, что и он. Пока Питер и его спутница сцепились друг другом, Хьюго пригнулся, проскользнув между потоками прохожих, подхватил с пола оказавшийся совсем лёгким чемодан и опрометью бросился бежать. Он бежал, не разбирая дороги и заботясь лишь о том, чтобы не упасть и не выронить чемодан.

Лолита: Заклинание сработало, как нужно, но Лолита, потеряв равновесие, и сама оказалась на полу, придавленная сверху бесчувственным телом противника. Несколько мгновений женщине понадобилось, чтобы освободиться. Выбравшись, наконец, из объятий мужчины, Лолита оттолкнула его в сторону и завертелась на месте, оглядывая перрон в поисках чемодана. Краем глаза она заметила убегающего мальчишку, в руках у него был тот самый чемодан. – Скорее, идиоты! – крикнула она мужчинам, спешившим к ней. – Он побежал туда! Лолита ещё раз взглянула на мужчину – он был жив, но без сознания, чертыхнулась, поднялась на ноги и кинулась догонять мальчишку. – Конфундус, – бросила Лолита по пути спешащему к месту происшествия полицейскому. – Он пьян. Всё в порядке.

Мистер Джонс: Не сразу сообразив, что происходит, Джонс кинулся след за Смитом, который успел убежать далеко вперед. В то время как они подбежали к Лолите, мимо прошмыгнул знакомый им мальчишка, кажется, с чемоданом. – Скорее, идиоты! Он побежал туда! – крикнула Лолита и сорвалась с места. Получалось, что теперь их целью стал мальчик. Ребята гнались за ним изо всех сил, но быстро отстали от юркого мальца, который будто испарился в воздухе.

Хьюго Фосетт: Хьюго мог бы поклясться, что съест собственную шляпу, если он когда-нибудь раньше так бегал. Даже отсутствие у него шляпы не мешало ему так считать. Ведь бежал он, действительно, во всю прыть и, кажется, очень и очень долго. В конце концов, Хьюго совсем выбился из сил и только тогда решился оглянуться. Оказывается, он успел обежать весь вокзал, потому как снова оказался на девятой платформе, на том же месте, где и началась погоня. Однако ни преследователей, ни хозяина чемодана не было видно. Оглядевшись, Хьюго обнаружил за последней колонной платформы укромный уголок. Забравшись туда, мальчик убедился, что с платформы его не видно, и поддался искушению заглянуть внутрь чемодана. На дне оказался ворох газет, таких же, как те, что Хьюго видел на скамье рядом с мужчиной, и остатки вдребезги разбитого странного аппарата – куски хрусталя причудливых форм, деревянные детали, металлические проволочки и рамки, некогда соединявшие конструкцию. Хьюго прерывисто вздохнул. Было ясно, что прибор безвозвратно испорчен – такую груду обломков ни за что уже не собрать вместе. Мальчик осторожно вытащил из-под осколков несколько газет. – Что за дьявольщина! – воскликнул он вполголоса. Иллюстрации в газете двигались, причём вели себя совершенно как живые люди. И на всех первых полосах были статьи на одну и ту же тему. И один и тот же человек на портретах – тот самый мужчина с платформы. Позабыв обо всём, мальчик стал листать газеты, пытаясь понять, о чём там идёт речь. «Сенсация! Сотрудник Министерства отказывается передавать свою разработку в ведение правительства…» «"Искатель" – залог успеха в борьбе с преступностью…» «…Министерство Магии получит возможность мгновенно найти любого преступника в любой точке Земного шара…» «О, я вовсе не рассчитывал на такое применение прибора. Сегодня он существует в единственном экземпляре, и у него куда более важные задачи…» «Десятки, а может магглорождённых волшебников начнут своё обучение уже в этом учебном году. Директор Хогвартса в эксклюзивном интервью «Ежедневному пророку» рассказала, что…» Хьюго зажмурился и замотал головой, рассчитывая, что всё это просто плод его фантазии. Но когда он вновь открыл глаза, ни сами газеты, ни живые фотографии никуда не делись. Хьюго в последний раз пробежался глазами по строчкам, спрятал газеты в чемодан и захлопнул его. Что теперь делать, он не представлял. Сидеть тут, пока его не найдут, было опасно. Вернуть чемодан – некому, да и возвращать теперь нечего.

Лолита: Лолита очень скоро поняла, что бегать за мальчишкой бесполезно: и мальчик, и его незадачливые преследователи уже скрылись из виду, а на каблуках особенно не побегаешь. Если это обыкновенный воришка, то он, скорее всего, давно сбежал куда-нибудь в своё логово. А если нет, то, скорее всего, он действовал с кем-то в сговоре. Женщина остановилась, уставившись в одну точку. – Какая же я идиотка! – простонала она. – Дала этому недоумку обвести себя вокруг пальца! Всё же очевидно! – Оглохни, – на всякий случай шепнула Лолита, нащупав в кармане палочку, и улыбнулась прошедшему мимо мужчине, который растерянно остановился посреди платформы, растирая уши. «Возможно, прибора вовсе не было в чемодане. Мальчишка был ему нужен как прикрытие, чтобы его оставили одного…» Проклиная Питера, малолетнего поганца и свою недогадливость, Лолита помчалась на платформу. Народу здесь явно поубавилось. Питер исчез, и мальчишки тоже нигде не было видно. Часы над платформой показали без одной минуты одиннадцать. «Он наверняка уже в поезде», – подумала Лолита, как бы невзначай наклоняясь к барьеру между платформами. Ещё мгновение, и она оказалась на платформе 9 и ¾.

Мистер Смит: Так и не догнав воришку, подельники вернулись на платформу, надеясь, что тот спрятался где-нибудь. Они были намерены обшарить каждый угол, но это не понадобилось. Смит почти сразу заметил парня, притаившегося за колонной. Снова гоняться за ним не хотелось, поэтому он просто достал палочку: – Авада Кедавра! В последний момент мальчишка дернулся в сторону, и заклинание ударило по колонне. Во все стороны брызнули осколки кирпича. Смит и Джонс вновь рванули за ним, но так и не смогли догнать.

Хьюго Фосетт: Пока Хьюго сидел, прислонившись к колонне из кирпича, обхватив обеими руками чемодан, что-то неуловимо изменилось вокруг. Часы пробили одиннадцать. А затем на платформе разом наступила тишина. Или он перестал их слышать? Лицо мужчины, перекошенное яростью, возникло совсем рядом, и Хьюго едва успел увернуться от… от чего, он не понял, видел только ослепительно-зелёную вспышку. Но то, что это было очень опасно, догадался бы и круглый дурак. Мальчик рванулся в сторону, едва избежав цепких рук второго мужчины, и снова кинулся бежать. На ходу он врезался в пожилого туриста в изумрудно-зелёном халате, да так, что сбил его с ног, а сам едва не врезался в барьер между платформами. Тут всё смешалось: вот Хьюго летит на лысеющего дядьку, вот кирпичная стена летит навстречу Хьюго… Но, открыв вновь глаза, мальчик обнаружил, что оказался на совершенно незнакомой платформе. Не дожидаясь, пока его вновь настигнут, мальчик прорвался сквозь толпу провожающих к уже начавшему движение чёрно-алому поезду. Хьюго на ходу забросил в двери последнего вагона чемодан, сам запрыгнул на подножку и, обессиленный, ввалился в вагон.

Лолита: Лолита попыталась прорваться к Хогвартс-Экспрессу сквозь толпу провожающих, но тщетно: никого не пускали и близко к поезду. Наконец паровоз оглушительно свистнул и тронулся с места. Лолита в бессильной ярости наблюдала за тем, как гигантская змея поезда, выпуская клубы дыма, уползает прочь из вокзала. Однако стоило ей на мгновение отвернуться, как мимо неё пронеслась какая-то шустрая тень. С изумлением Лолита узнала в ней того самого мальчишку, да ещё и с чемоданом в руке! Запрыгнув на ходу в последний вагон, мальчик исчез из виду. Женщина от досады топнула ногой и совсем по-звериному оскалила зубы. Но было поздно, слишком поздно.

Театр: Хогвартс-Экспресс, как и многие годы прежде, мчался на север в сторону школы чародейства и волшебства. Вагоны были полны школьников всех возрастов. Никто не обращал особого внимания на еще одного мальчика в маггловской одежде.

Хьюго Фосетт: – Пронесло, вроде, – выдохнул Хьюго, вспоминая, как женщина, которая напала на Питера, с перекошенным от ярости лицом провожала уходящий поезд. Теперь и она, и другие люди на платформе уже скрылись из виду. Мальчик вытер пот со лба и осмотрелся по сторонам. Он ни разу ещё не был в поездах, всё больше околачивался вокруг, но подозревал, что этот – не совсем обычный. Билета у Хьюго не было, и он не горел желанием общаться с проводниками, но, похоже, его здесь приняли за одного из пассажиров. Пассажиры во множестве сновали по вагону, и ни одного взрослого среди них не было видно. Убедившись, что никто не собирается выдворять его из поезда, Хьюго занял пустое купе и просидел там довольно долго, прислушиваясь к голосам снаружи. Говорили о всякой всячине, и чаще других мальчик слышал три уже знакомых слова – «волшебники», «магглы», «Хогвартс». – Поезд в школу магии, – произнёс вслух мальчик и нервно рассмеялся. – Ничего себе переделка! Услышав за стенкой странные звуки, мальчик вскочил. До этого момента в соседнем купе было тихо, и непохоже было, что там едут школьники. «А вдруг он тоже здесь?!» – подумал Хьюго с надеждой. – «Вдруг его забрали, пока я убегал?!» Вне себя от радости, Хьюго схватил чемодан и, выскочив из купе, осторожно открыл соседнюю дверь.

Питер: Питер открыл глаза и понял, что лежит на сиденье в полутёмном пустом купе. Значит, он в поезде. И значит, что уже поздно. Рана на животе болела, но была перевязана. Кто это сделал? Питер весьма смутно помнил. Так же как и того, кто принёс его сюда... Питер, конечно, знал, что люди из Хогвартса должны были встретить его и проводить в поезд, он всё распланировал, но всё получилось совершенно иначе. «Прибор погиб!» – радостно, но в то же время и печально-тихо звучало в голове мужчины. – «Я сделал это. Восстановить уже не получится. Да я и сам не хотел бы этого делать, слишком хорошо помню мучительные интервью, Лолиту, мальчика- маггла... Кстати, узнать бы, что с ним случилось, умер, наверное...» От последней мысли Питера передёрнуло от собственной безжалостности. «Но это был единственный способ, чтобы меня не схватили...» – промямлил он в ответ на укол совести, зная, что так и не сможет оправдаться. Вдруг послышался шорох, и Питер не на шутку испугался. – Что за чёрт! – тихо выругался он, пытаясь нашарить волшебную палочку. Дверь в купе отворилась, и на пороге купе Питер увидел мальчишку с чемоданом. – Черт возьми, как ты здесь оказался? Я-то думал, тебя и в живых уже нет, а ты... Как же ловко ты меня провел! Прикинулся магглом, а? – прорвало Питера. – Я ведь чары магглоотталкивающие все-таки на себя наложил! Как здорово, все же вышло, что ты волшебник, а то мне пришлось бы худо... Приступ лихорадочного веселья оставил мужчину, и он умолк, тяжело дыша. Остановив задумчивый взгляд на чемодане, Питер с надеждой и горечью спросил – Он ведь разбился, да?

Хьюго Фосетт: Хьюго выслушал волшебника спокойно, лишь в ответ на последний вопрос нахмурился и с сожалением посмотрел на свою ношу. – Да, сэр, – бесцветным тоном проговорил мальчик, присаживаясь на сиденье напротив мужчины. – И я не прикидывался никем. Я вообще не люблю тех, кто воображает о себе невесть что. «Магглорождённые, магглы… что это за звери такие. Раз он меня волшебником назвал, значит, это все, кто не волшебник, – магглы», – размышлял Хьюго. – «Так вот о чём ребята в коридоре толковали!» Хьюго осторожно раскрыл чемодан, запустил в него руку и вытащил наугад одну газету. Раскрыв её на странице со статьёй про гениального волшебника, изобретшего способ находить магов по всему свету, он внимательно поглядел на Питера. – Ничего общего, – мстительно заключил он, сильно ткнув пальцем в живую иллюстрацию. – Ни за что бы не подумал, что вы – знаменитость. Вы ведь специально меня подставили, чтобы сбежать спокойно. Специально бросили чемодан, я всё видел… Но так и не понял, зачем. Проще было этот несчастный прибор просто уничтожить… Зачем вам понадобился я?

Питер: Питер примолк, глядя на паренька, которого ещё недавно обрёк на верную гибель. – Ты не грусти, что он упал и разбился… На самом деле он уже был такой. Я его еще дома разбил, на всякий случай, – признался Питер. – Парень, ты уж прости меня! Я тебя чуть не угробил, да, но другого способа не было. Я сразу, как понял, что «Искатель» нужен всем, и что многие ничего не пожалеют, только чтоб добыть его, решил этот прибор уничтожить. Так ни разу и не попробовал по-настоящему... Ты пойми, если бы я оставил чемодан просто так, кто бы мне поверил?! Решили бы, что спрятал, поймали бы и, кто знает, что сделали… А теперь все хорошо. Теперь нас с тобой уже не достанут, парень. Питер попытался передать хоть частичку своего спокойствия мальчишке, но тот лишь упрямо утыкался в газету. Злиться на него Питер не имел права, скорее даже, это было право мальчика злиться на чуть ли не своего убийцу, предателя, обманщика... «Я – бесчувственная сволочь», – флегматично заключил Питер, бесполезно пытаясь себя убедить в обратном. – «Но мне стыдно перед парнем, да, стыдно!» – сдавшись на суд своей совести, подумал мужчина. – «Если тебе не было бы даже стыдно за чуть ли не убийство, то совсем пропащим человеком ты бы был, Питер. Хотя ты и так порядочный мерзавец!» Совесть окончательно пробудилась и требовала завтрака, да побольше и подольше. И, стоит заметить, Питер даже был этому рад.

Хьюго Фосетт: Хьюго почти не слушал мужчину, он всё листал и листал газеты. «Как известно, рождение всех детей-волшебников с помощью волшебного пера фиксируется в специальной книге. Однако в результате захвата Тёмным Лордом школы волшебства Хогвартс все записи о магглорожденных волшебниках, не успевших достигнуть одиннадцатилетнего возраста, были уничтожены и не подлежат восстановлению. Долгое время магическая общественность считала, что обнаружить их можно лишь по свидетельским показаниям магглов, однако…» Мальчик прикрыл глаза и представил себе, что случится, когда они наконец-то доберутся до этой самой школы магии. Его посадят на этот же поезд и отправят обратно. Он слабо представлял себе, что такое этот мир магии, но те кусочки, которые ему открылись, складывались в удивительную, невероятно притягательную картину, в сравнении с которой мечты об Эльдорадо и джунглях казались глупой и скучной выдумкой. «И после всего этого – вернуться назад?» Мальчик со стыдом подумал о том, каково тем детям, о ком говорилось в статьях. Они ведь даже не знают, что могло бы их ждать, и всё это из-за прихоти этого странного человека. Хьюго взглянул в его осунувшееся лицо и обнаружил на нём виноватое выражение. Но это его не успокоило, а ещё больше разозлило. – Какой же ты подлец, Питер, – со злобой проронил Хьюго, задыхаясь от подступающих слёз. – Жалкий, трусливый негодяй. Всем рассказал, что собираешься малолетних волшебников искать… А теперь – что? Ты сбежал, а что теперь с ними будет?

Питер: Питер смутился, когда мальчик заговорил, но на этот раз вовсе не об опасности, которой его подвергли. – Ну, я хотя и наделал множество глупостей, а всё-таки не такой дурак, как ты решил! Один раз я таки успел «Ищейкой» воспользоваться. Иначе как бы я понял, что прибор работает вообще? Вот, гляди! Морщась от боли, мужчина нырнул рукой в карман мантии и вынул оттуда помятый, заляпанный бурыми, такими же, как и на мантии, пятнами листок с длинным перечнем фамилий и адресов. – Тут они все. Теперь в школу пойдут, – добродушно усмехнулся Питер. – Через пару дней их разыщут, надеюсь. «И все будет хорошо», – мысленно добавил Питер, уже уставший от бесконечных неудач и несчастий, и протянул мальчику листок, стараясь поменьше шевелиться. – Ты, это, поаккуратней с ним, единственный экземпляр ведь! – добавил мужчина, хотя и не сомневался, что мальчик и сам все прекрасно понял.

Хьюго Фосетт: Хьюго ошалело смотрел на листок, не решаясь к нему прикоснуться. Он почему-то совершенно ясно представил себе, что очень скоро он вернётся на этом самом поезде на Кингс-Кросс, а кто-то другой, совершенно ему незнакомый, сядет в поезд и займет его место. А его, Хьюго, вернут обратно, в обычную жизнь, позволив только краешком глаза взглянуть на настоящие чудеса. Пересилив себя, мальчик взял из рук Питера листок, расправил его и стал водить взглядом по строчкам. «А может…», – мелькнула в голове шальная мысль. Но все имена были чужие. И адреса – тоже. Ни одного даже смутно знакомого имени. Не обнаружив ничего интересного на одной стороне листа, Хьюго перевернул бумагу и стал искать дальше – и снова безрезультатно. Что-то в груди у него застыло, и он хотел уже протянуть список обратно своему напарнику, но помедлил. «Фосетт, Хьюго», – с трудом прочел он корявые буквы, кое-как примостившиеся на самом сгибе листа, где бумага совсем истрепалась.

Театр:



полная версия страницы