Форум » Сцена и Омут памяти » Омут памяти "Золушка". » Ответить

Омут памяти "Золушка".

Театр: Добро пожаловать на постановку Когтевранского театра, уважаемые студенты, обитатели и профессора! Вашему вниманию представляется постановка "Золушка". Желаем хорошо провести время. Каждый попадающий в зал видит перед собой достаточно стандартную для подобных заведений картину: зрительные ряды, сцена, занавес. Да, занавес в театре играет какую-то особую роль. Он как бы отделяет друг от друга два мира, при этом являясь связующим их звеном. Сейчас он опущен, но пройдет немного времени, и от откроет всем пришедшим то, что спрятал. PS просьба впечатлениями делиться не в этой теме, а в специально для того предназначенной книге.

Ответов - 67, стр: 1 2 3 4 All

Золушка: Девушка никак не могла поверить в то, что говорила ей фея-крестная. Она – волшебница! Как же это возможно. Дух девушки захватывало от осознания перспектив, которые открывает для нее магический мир, но в то же время Золушка боялась таких радикальных изменений. Фея вручила ей волшебную палочку, и девушка, преисполненная благодарности за помощь, столь необходимую сейчас, обняла свою добрую крестную. – Но что мне делать с этой палочкой? – Золушка с мольбой смотрела на фею-крестную и непонимающе вертела палочку в руках, пытаясь понять, как же она работает.

Крестная: Крёстная улыбнулась девушке и вытащила свою волшебную палочку. – Золушка, дитя моё, ты научишься быть хорошей волшебницей. Я тебе помогу. Повторяй за мной! Крёстная взмахнула палочкой и проговорила волшебные слова. Золушка должна быть самой красивой, ведь она за все эти годы унижений заслужила это как никто другой. Мы не будет рассказывать, как и чему учила Крестная Золушку, все это станет понятно немного позже.

Золушка: Научившись разным "фокусам" у крестной, Золушка обрадовано захлопала в ладоши. – Как волшебно обладать магией! Девушка упивалась восторгом и радостью, ведь одно движение палочкой – и жизнь налаживается. Больше не надо перебирать горох и чечевицу, а можно просто радоваться рассвету и закату, каждому дню, каждому явлению природы. Золушка оказалась замечательной ученицей. – Спасибо тебе, ты самая лучшая крёстная на всём свете! - поблагодарила девушка свою благодетельницу и подошла к карете (да-да, именно этим "фокусам" и училась Золушка), которая по призыву волшебной палочки распахнула перед ней свои двери, и отправилась на бал – навстречу своей судьбе.


Крестная: Крёстная смотрела за тем, как Золушка входит в карету, чуть наклонив голову. Вот та Золушка, которую она видела в младенчестве, вот та Золушка, которая теперь уже взрослая и красивая. Крёстная вдруг что-то вспомнила и сказала: – Но не забудь, дитя: о том, что ты волшебница, не должен знать никто из простых людей. И домой вернуться нужно в полночь, иначе ты можешь лишиться это дара. Карета отъехала, и Крёстная, помахав на прощание рукой, удалилась в своё царство.

Сказка: Человечек слегка повернулся назад, убедившись, что пора вступать ему, и улыбнулся публике. Нет, веселого не было ровным счетом ничего. Просто любил Сказочник делиться своими историями, и любое развитие сюжета вызывало у него улыбку, снисходительную, веселую, улыбку сожаления или грустную. Выдержав небольшую паузу, он проговорил: - Золушка пообещала крестной покинуть бал ровно в полночь и умчалась.

Театр: Сцена четвертая И вот мы, будто наяву, видим, как прекрасная карета мчит своих седоков по темному лесу. Хотя, кто сказал, что это происходит не наяву?

Золушка: Темное покрывало, сотканное из тишины деревьев и звезд, укутало лес, а волшебство наполняло воздух, просачиваясь через густые кроны деревьев. Карета ехала быстро, оставляя прошлую жизнь несчастной Золушки где-то позади в прошлом, в том самом адовом доме с сестрами с их пресловутым высокомерием и лицемерными мачехой. А что будет там, на этом балу? Естественно, новая жизнь, новые прекрасные моменты, которые, безусловно, останутся с ней до конца ее жизни. И, возможно, ее ожидает подарки от госпож Удачи и Судьбы. Резкий толчок. Внезапно карета затормозила. Золушка посмотрела в окно растерянным взглядом, в котором слабел огонек надежды. - Почему карета остановилась? Что такое? – спросила девушка, все никак не отойдя от такого происшествия. Золушка крикнула от неожиданности: в окне показался мужчина, явно неухоженный и, скорее всего, не совсем добропорядочный и честный. Лицо ужасало шрамами, из-под густых бровей на мир взирали злые глаза, один из которых был украшен редчайшего оттенка синяком, и черными длинными усами, запутавшимися и весьма засорившимися опилками.

Главарь: Главарь вместе с подельником, злорадно ухмыляясь, крича на бегу и свистя (фирменный знак – без него совсем уж невозможно), подбежал к карете в предвкушении большой и легкой добычи. Карета тут же резко остановилась, сделав задачу еще легче, кучер и пажи в растерянности не могли даже пикнуть. «Вот остолопы», - подумал он. С обитателем кареты, которого разбойник увидел в окне, было еще проще: это была всего лишь хрупкая беззащитная девчонка, уже трясущаяся при одном только его виде. Не слишком церемонясь, он резко распахнул дверцу кареты и внимательно разглядел жертву. Та была кричаще богато одета, и разбойник от удовольствия причмокнул губами и обратился к товарищу: – Еще одна богачка, какой у нас улов-то сегодня! – он усмехнулся и развязно облокотился на дверцу кареты. Да призадумался. "Да, улов и вправду был потрясающий. Сегодня ж был этот… Короче, то, где скучно, много охраны, но и денег немерено. Но был один плюс: все эти денюжки должны были еще добраться до бала, где много охраны. А пока не добрались… Вот первая богачка была, вторая… и третья уже готова к ним присоединиться". От этих мыслей разбойник еще больше усмехнулся.

Подельник: День был явно на славу, и разбойник уже чувствовал себя королем всего того, что проезжает, проходит и даже ползает по этому лесу. Сделав страшную гримасу кучеру и пажам, разбойник посмотрел на товарища и опешил. Тот почему-то просто строил «крутого парня» и стоял у кареты, облокотившись на ее дверь, будто бы за подсчитку птичек в облаках деньги в карман сами лезли. « Вот так всегда: кому-то только размышлять да философствовать, а кому-то руками, руками…». Разбойник, недолго думая, полез в карету. – Интересно, а что у тебя в сумочке? – обратился разбойник к смазливой девчонке, сидящей в карете, и грубо вырвал из рук симпатичную сумочку, которая сама по себе-то, видимо, была довольно дорогой. Предвкушая еще большее от содержимого этой сумки, он расстегнул застежку и ахнул: там были несметные богатства. Улов просто фантастический.

Главарь: А главарь все это время стоял, облокотившись на открытую дверцу кареты. "Пусть всю грязную работу сделает кто-нибудь другой, а я постою, поразмышляю о вечном… А как до распределения добычи дойдет, то я будет тут как тут, да. А вот и тот момент. В сумочке-то еще и драгоценности имеются, все совсем славно." Разбойник рывком отобрал добычу у своего подельника и стал рассматривать содержимое сумочки. – Слышишь, а тут есть, чем поживиться! – объявил он так, как будто его товарищ не видел этого сам. Но разбойник был так доволен, что ему хотелось говорить эти слова и говорить, не останавливаясь. Ко всему прочему, у него пробудились просто садистские замашки, и он толкнул Золушку в грязь. Когда девчонка упала, разбойник захохотал.

Подельник: – Да? Тогда хватай её побрякушки, и уходим, – сказал подельник, делая вид, что страдает тупоумием или чем-то вроде того. Затем он оглянулся, высматривая каких-нибудь карателей. Впрочем, ни одного не было видно, и подельник весело произнес: – Хотя, давай чуть-чуть повеселимся! Он ухмыльнулся и жестом дал знак, что карету следует столкнуть в местное озеро, откуда ее не поднять уже никогда. Громко хохоча, свистя и крича, они хлестнули лошадей, отчего испуганные животные пустились в бегство, увлекая за собой карету. Разбойник посмотрел вниз и ненадолго задумался о чем-то. Но главарь быстро привел его в чувство, ткнув в плечо, и они вместе собрали добычу и с радостными криками скрылись где-то в лесу.

Театр: Сцена пятая. В зале вдруг послышалось журчание воды, и волосы зрителей пришли в движение под влиянием силы, которой невозможно устоять - легкий ветерок гулял по залу. Нет, никаких катастроф, да и для Башни Когтеврана это достаточно необычное явление - вода и ветер. На сцене разлилось спокойное озеро, на берегу которого заканчивался лес. Тссс! Тихо! Вы слышите? Будто плачет кто-то?

Золушка: Золушка сидела на берегу возле прохладной воды, прислушиваясь к ее спокойствию. Она сидела в полной тишине, разве что цикады напевали свою тонкую мелодию. Внутри девушки погасла та яркая искра надежды на новую жизнь и счастливое будущее. А что ей нужно было? Просто счастье. Никаких денег мира, никаких роскошных балов и светских приемов при сотнях тысяч свечей, никаких нарядов с россыпью бриллиантов на подолах. Она хотела спокойствия, понимания и, конечно же, простой и честной любви, которую описывают в добрых рассказах. Жизнь – не сказка, и все всегда оканчивается весьма печально на полпути. Осталось лишь выслушивать наставления мачехи и сестер до конца жизни, уже ни на что светлое не надеясь. Бессильная Золушка начало тихо плакать, временами всхлипывая. Вдруг вода стала звучать звонче, как будто в ней кто-то барахтался. Золушка подняла в голову и удивилась. То ли зареванные глаза плохо видят, то ли это было действительно так, но в воде спокойно плавала девушка необычайной красоты. Вытерев глаза насухо, Золушка разглядела… хвост. Красивые и яркие чешуйки, переливавшиеся золото-красным цветом при свете луны, напоминали Золушке красивое дорогое королевское платье, сшитое на заказ одним из самых искусных портным. Русалка заметила, что она наблюдает за ней, и улыбнулась успокоившейся Золушке. – Русалка, а можно как-то стать такой же красивой, как ты? – вдохновленно и очарованно спросила Золушка, стараясь скрыть свое яркое удивление.

Алисия: В озере, залитом отражением Луны, с давних пор обитала вечно юная красавица-утопленница, русалочка Алисия. Кожа её была бела, как первый снег, лицо – светлое, как восходящая Луна, а её золотисто-зеленые волосы тугими локонами расстилались по плечам. Тело Алисии плавно переходило в дивный рыбий хвост, который нередко любил похулиганить – обрызгать водой любопытных зевак, которые так обожали поглазеть на чудеса природы. От природы русалка обладала живым и игривым характером, знала себе цену и легко могла определить цену другим. Девушка думала о прелестях подводной жизни, о том, что неплохо было бы выйти замуж за царя подводного, о светских вечерах, приемах, балах… И вдруг её размышления прервала какая-то девица с печальным выражением лица. Алисия просканировала девушку взглядом и отметила про себя: «Хм, кем бы эта девица могла быть? Принцессой? Ну уж нет, принцессы без сопровождения не ездят. Фрейлина? Тогда почему она здесь? Дочь какого-нибудь богатого купца? Скорее всего, именно так. Хотя личико у неё довольно-таки милое, могла бы сойти и за принцессу при других обстоятельствах». – Русалка, а можно как-то стать такой же красивой, как ты? Алисия не сразу ответила на вопрос этой премилой на вид девушки. «Интересно, зачем такой симпатичной девице становиться еще красивее? Неужто она хочет заполучить в мужья самого Принца? Это надо узнать!» Алисия подплыла к берегу, и, слегка прищурившись, оперлась локтями о берег: – А зачем тебе это, юная дева? Твоя красота не знает границ, и ты прекрасна, словно майская роза.… Но я хочу понять, почему твое лицо омрачено печалью? Что случилось с тобой?

Золушка: Услышав вопрос русалки, Золушка снова тяжело вздохнула, проматывая в своей голове кадры недавнего прошлого. Тяжело вздыхать приравнивается к избеганию ответа на вопрос, так что лучше стоит ответить прямо: – Да вот, – Золушка, очередной раз тяжко всхлипывая, показала на карету, – я не могу поехать на бал, хотя с раннего детства мы с отцом представляли, как я буду танцевать на балу, а все будут радоваться за меня. Для девушки вспоминать про бал – это как соль на рану. Больше она не сможет надеяться на танцы от позднего вечера, общение с интересными и интеллигентными людьми и, тем более, на то самое счастье, о котором она так долго грезила.

Алисия: Русалка внимательно разглядывала милое личико новой знакомой. «Похоже, девочка многое в жизни повидала, многое перенесла. Такой кроткий нрав не у каждой девушки встретишь. Интересно, кто она такая на самом деле? И, самое главное – чего она хочет?» Алисия поймала печальный взгляд незнакомки, обращенный в сторону того места в озере, в котором еще недавно так благополучно затонула карета. «Девочке определенно нужно помочь… Не за просто так, разумеется. Хм… Похоже, она собирается на бал. Если я вытащу карету, то она просто обязана будет меня взять с собой. Но как я туда пойду? У меня и ног-то нет! Впрочем, это уже её дело...» С этими мыслями русалка расплылась в довольной улыбке, и, поманив к себе Золушку, чуть слышно прошептала ей на ухо: – Не бойся, я помогу тебе. Но если я помогу тебе вытащить карету, сможешь ли ты взять меня с собой на бал, подарив мне ноги? Как же давно и я не была на балу!... – Алисия от предвкушения бала довольно закатила глаза и стала ждать реакции девушки, теребя тугие локоны.

Золушка: Выслушав внимательно просьбу русалки, Золушка добродушно кивнула и тепло улыбнулась новой знакомой: – Конечно, я помогу тебе. Я буду очень рада поехать с тобой на бал! – девушка захлопала в ладоши, искреннее смеясь звонким хрустальным смехом, и посмотрела, как множество русалок со дна озера поднимает ее карету. Пара минут – и карета, во всем своем великолепии, вновь на суше. Жаль только бедных лошадей. Русалка махнула хвостом. В глазах Золушки снова появились огоньки надежды. "Да, есть в этом мире добро, да еще какое!" Никогда бы девушка не смогла подумать, что она сможет исполнить свою мечту, несмотря ни на какие преграды. Да и успел ли спастись кучер? Поблагодарив за столь чудесную помощь, Золушка подозвала к себе русалку, чтобы высказать ей благодарность не только душевную, но и волшебную. Началось колдовство; тихий шелест ее голоса заполнил всю поляну, а искры магии разлетелисья по воздуху. Через несколько мгновений у русалки появились ноги, красивое шелковое платье цвета багрового заката и туфли с многочисленными камнями. – Вот и все, – сказала волшебница, – добро пожаловать на бал! – Золушка указала на карету.

Алисия: По лицу восторженной девушки легко было понять, что в этот миг она сделает что угодно ради своей спасительницы. «А ведь как важен ей этот бал», - усмехнулась русалка, – «что даже ноги мне может подарить!» Алисия взобралась на берег и стала следить за манипуляциями Золушки. Девушка делала какие-то странные махи рукою с палочкой и шептала какие-то непонятные слова. «Колдует. Ведьма!» - ошарашенно подумала Алисия, и в этот миг её рыбий хвост стал плавно трансформироваться в человеческие ноги. Глаза русалки полезли на лоб от удивления, когда через несколько секунд она уже болтала в воде не хвостом, а красивыми девичьими ножками. Алисия не заставила себя ждать. Она сразу выскочила на берег, но тут же пошатнулась – с непривычки твердо встать на ноги было не самой простой задачей. А Золушка тем временем уже успела сделать еще несколько пассов руками, и на русалке вмиг оказалось пышное красивое платье багряного цвета из итальянской тафты с лифом из французского кружева и с розочками на бедре. – Как красиво! – От изумления у Алисии не находилось других слов, и она восторженно посмотрела на Золушку. - А еще пусть у нас будут волшебные кони, они сами повезут нас на бал, и кучера не потребуется! «Ведь кучер сбежал, а кони-то нужны, и не ловить же их по лесу», - усмехнулась про себя русалка и поспешила занять место в карете, пока Золушка сотворяла коней. Вскоре до Алисии донеслось ржание коней, а это означало одно – пора в путь. Девушка дождалась Золушку, и уже вскоре четверка белоснежных коней умчала девушек на бал.

Театр: Антракт! Дорогие друзья, ждем вас завтра в 20:00 по Мск (:

Театр: Сцена шестая. Замок, у которого оказались наши героини, сложно описать словами подробно. Огромный, красивый. Поэтому, уважаемые зрители, просто наслаждайтесь.



полная версия страницы