Форум » Сцена и Омут памяти » Омут памяти "Золушка". » Ответить

Омут памяти "Золушка".

Театр: Добро пожаловать на постановку Когтевранского театра, уважаемые студенты, обитатели и профессора! Вашему вниманию представляется постановка "Золушка". Желаем хорошо провести время. Каждый попадающий в зал видит перед собой достаточно стандартную для подобных заведений картину: зрительные ряды, сцена, занавес. Да, занавес в театре играет какую-то особую роль. Он как бы отделяет друг от друга два мира, при этом являясь связующим их звеном. Сейчас он опущен, но пройдет немного времени, и от откроет всем пришедшим то, что спрятал. PS просьба впечатлениями делиться не в этой теме, а в специально для того предназначенной книге.

Ответов - 67, стр: 1 2 3 4 All

Театр: Театр: Сцена первая.

Крестная: Фея вышла из-за кулис и встала в уголке, который тут же осветил свет прожекторов. Крёстная заправила чуть розоватую прядку волос за ухо и, улыбнувшись, начала повествование: - Здравствуйте, Уважаемые зрители. Когда-то давным-давно я была знакома с одним сказочником, простым человеком. Он часто сидел и задумчиво и мечтательно смотрел перед собой. Он был фантазёром и очень добрым человеком. Иногда он быстро вставал и начинал писать. Он сочинял сказки. Иногда, во сне, я являлась ему, и мы беседовали обо всём. О принцах, о замках, о чудесных происшествиях, которые происходили в наших жизнях. Вот одна из историй, приснившаяся моему сказочнику.

Сказка: Из-за кулис вышел маленький человечек (ну, как сказать, не так он был мал, как Гоблин в гринготтсе, но и не так велик, как Хагрид в свои 12). Большинство зрителей по предыстории поняли, что это и есть Сказочник. Ну а те, кто прослушал вступление, вероятно, подумали, что он - принц. Хотя, внешне сказочник вовсе не был похож на оного: низкий, сутулый, почти даже косматый, бородатый и седой. Он скорее был похож на героя одной из своих фантазий. Человек вышел и примостился прямо на краю сцены, оставив все ее пространство позади себя. Поджав ноги под себя, человек начал свою историю тихим голосом. Но удивительно было, этот тихий голос слышал каждый находящийся в зале. - Жил-был вдовец, у него была прелестная добрая дочка. Однажды он решил жениться вновь и взял в жены злую, эгоистичную женщину. У нее были две дочери, которые по характеру были как две капли воды похожи на свою мать. Старшая – строптива и вредна, вспыльчива и нахальна. Вторая же – ленива, мягкотела и безвольна. После свадьбы с вдовцом мачеха сразу же показала свой злой нрав. Она невзлюбила сиротку. Женщина прекрасно понимала, что рядом с красивой добросердечной падчерицей ее родные дочки выглядят еще грязнее и уродливее, чем она сама, и эту душевную грязь не скрыть за красивыми нарядами и дорогими украшениями. Поэтому она возненавидела падчерицу и заставляла ее делать всю самую грязную работу по дому. Сказочник рассказывал, а за его спиной разыгрывалось действо. Казалось, будто фантазия этого невзрачного человека оживала прямо на глазах, будто мысли буквально материализовались.


Театр: Сцена вторая. Словно по мановению волшебной палочки (хотя, почему "словно"?), на сцене, кажется, из воздуха начинают проступать контуры. Пока еще не совсем понятно, что именно видят зрители. То класс, то ли кухню: неясные очертания столов и стульев немного сбивают с толку. Но вот все необходимое уже ясно нарисовалось в пространстве. Перед зрителями предстала большая просторная кухня во всем своем величии, поспешно украшающая себя последними штрихами. В углу - большая печь, пол - чист, не прикрыт ковром, кругом посуда. В центре сцены, на самом ее краю, сидит Сказочник.

Сказка: Человечек слегка пошевелился, привлекая к себе внимание, и продолжил: - Фея, как крёстная мать этой милой девушки, знала, что кроме доброго и кроткого характера, Золушка наделена от рождения волшебными даром. И поэтому она наблюдала за всей жизнью крестницы через волшебное зеркало. Когда девушке приходилось особенно трудно, она вмешивалась и помогала ей, хотя и было это против правил. Бедная девочка готовила и стирала, убирала комнаты сестер и мыла лестницы, сама же жила в тесной каморке на чердаке. Она переживала за своего тихого отца, которого страшно третировала новая жена. По вечерам девушка часто сидела на теплой золе у самого очага, поэтому ее прозвали Золушкой. Но несмотря на странное прозвище, она была в своих лохмотьях в сто раз милее, чем ее сестры в дорогих платьях, расшитых золотом.

Золушка: – Эх. – только и могла прошептать Золушка, глядя на кастрюлю и окружающую обстановку, которую уже выучила за многие годы своей работы. – Кухня со множеством столов – вот мое рабочее место, – бормотала себе под нос девушка. Занимаясь привычной работой она уже не замечала, что происходит вокруг – настолько привыкла к однообразным действиям. Переходя от стола к столу, девушка чуть не наступила на несчастную кошку, просившую еды и ласки. – Eдинственное существо, которое любит меня тут, – вздохнула девушка, гладя кошку, и продолжила перебирать горох и чечевицу. Ее взгляд опустился на таз, стоящий возле одного из столов. «Еще и белье» - пронеслось в мыслях девушки.

Театр: Сцена третья. На смену столам и печке на сцене стала медленно проявляться обстановка.. комнаты. Но комнаты не простой, а золотой роскошной. Везде валяются ленты, платья, украшения. Видно, что обитатели куда-то собирались, но долго не могли выбрать подходящий наряд.

Сказка: – Однажды королевский сын давал бал в свою честь и разослал приглашения всем подданным своего королевства. Сестры Золушки были в восторге от этого и целыми днями примеряли вороха новых платьев, специально накупленных по этому случаю. Они советовались с самым лучшим парикмахером насчет модных причесок. У Золушки был отличный вкус, поэтому у нее тоже спрашивали совета. Сказочник рассказывал, а сам тайком рассматривал каждого из зрителей.

Фредерика: Старшая сестра, Фредерика, восседала в богато изукрашенном кресле со скучающим видом, томно прикрыв глаза и наслаждаясь мыслями о бале, танцах и церемонных поклонах. В воображении девушки уже мелькали заманчивые картины: прекрасный принц, великолепие залов дворца, восхищенные взгляды придворных дам и их кавалеров, которых она не удостоит и взглядом. «Все эти провинциальные клуши не стоят моего мизинца. Один мой презрительный взгляд, и они со стыда разбегутся, спотыкаясь о подолы своих платьев», – лениво подумала Фредерика. – «Только бы любезная сестрица не раскрывала своего болтливого рта. А не то принц вмиг ускачет куда-нибудь подальше, позабыв коня, верхом на какой-нибудь фрейлине. Если он только не полный кретин, как утверждала кузина Марта…» Улыбнувшись своим мыслям, Фредерика повернулась к зеркалу, рассматривая свои локоны, и нашла себя неотразимой. – Я надену красное бархатное платье с отделкой из кружев, – с достоинством произнесла девушка. – Золушка! Где тебя черти носят?

Адель: Адель, младшая из двух сестёр, от природы была наделена тем, чем судьба обделила Фредерику. Живая, энергичная девушка, очень смешливая и на редкость избалованная, Адель в свои семнадцать лет до беспамятства любила танцы, производила массу шума и ежеминутно старалась привлечь к себе всё внимание всех, кто находился рядом, от первого министра до последнего трубочиста. Девушка ни минуты не могла усидеть на месте с того самого момента, как получила приглашение на бал. – Какое же выбрать платье, маменька? – капризно выпятив губу, то и дело восклицала Адель, отбрасывая в сторону очередной наряд. – Мне совершенно нечего надеть! У сестрицы гораздо больше нарядов, чем у меня, разве это справедливо? Фредерика, отчего ты так смотришь? Я не шучу! Ты надеешься, что из-за твоего роста меня просто не заметят? А я надену такие невероятные каблуки, какие носит одна леди Де Гаага, и ты рядом со мной покажешься карлицей! И ещё я надену вот это платье, все свои бриллианты и шляпу с золотыми цветами. Адель помахала огромной шляпой перед носом сестры, чтобы та наконец обратила на неё внимание, и, получив в ответ лишь скучающий взгляд, высунула наружу язык и скосила глаза в разные стороны, приплясывая на месте перед сестрой и мешая ей разглядывать себя в зеркале.

Золушка: Золушка вошла в комнату, держа в руках бесчисленное множество ленточек и нарядов для бала. «И зачем им столько? Мне бы хватило и одного, самого ненужного,» – подумала девушка, подбирая своим сестрам наряды и подавая их один за одним. Улыбнувшись их примеркам, Золушка предложила: - Я сделаю вам самые модные прически во всем королевстве! «Какие же красивые у меня сестрички, глаз не оторвать! И я сделаю для них все самое лучшее.»

Фредерика: – Адель, любезная сестрица, не могла бы ты подарить нам минутку благословенной тишины? – резко произнесла Фредерика, не дожидаясь, пока сестра вновь начнет болтать. Некоторое время девушка с насмешливой улыбкой наблюдала за ужимками сестры, а затем – за суетливыми движениями Золушки, как челнок метавшейся по комнате с охапками лент, кружев и шляпок. – Тебе бы хотелось пойти на бал, Золушка, мой ангел? – участливо спросила Фредерика, удостоив сводную сестру снисходительным взглядом. «Пожалуй, услужливей девчонки не сыскать во всем королевстве. Вот уж об кого можно вытирать ноги сколько угодно, а она и не пискнет», – усмехаясь, отметила про себя девушка. Безотказная и старательная Золушка её забавляла даже больше, чем кривлянье карликов из бродячего цирка. Но сегодня Фредерику ничто не могло развеселить, даже унылая физиономия сводной сестрицы. Пока Золушка орудовала гребнями и заколками, разрываясь между прическами двух сестёр, Фредерика совсем заскучала.

Золушка: Колдуя над прическами девушек, Золушка вдруг услышала вопрос своей сводной сестры. – Тебе бы хотелось пойти на бал, Золушка? Золушка вздрогнула и опустила глаза в пол. Это была ее давняя мечта – поехать на бал. Она могла бы познакомиться там с прекраснейшими людьми, но… ее статус явно не расположит никого к общению с ней. Зачем она нужна на том балу? Лучше идти сразу в цирк, там она будет смотреться уместнее.. – Я боюсь, меня не пустят, – прошептала девушка, закончив прическу и покраснев.

Адель: Адель едва позволила Золушке усадить себя в кресло, чтобы водрузить на её голове сооружение, достойное великолепия королевского бала, из живых и высушенных цветов, лент, локонов и шиньонов. Девушка то и дело порывалась вскочить, забывая, что нужно сидеть ровно, вертела головой, болтала ногами, как маленькая девочка. Лишь на минуту Адель замолчала, побоявшись навлечь на себя гнев сестры. Но, услышав смиренный ответ Золушки, девушка обо всем позабыла и расхохоталась так, что прическа у неё на голове затряслась, угрожая рухнуть набок. Она едва не повалилась со стула и смогла удержаться, лишь ухватившись за платье Золушки. Платье угрожающе затрещало. – Только представишь тебя на балу, и сразу можно умереть со смеху! – рыдая от смеха, выдавила девушка и повернулась к сестре, рассчитывая, что та одобрит её замечание.

Фредерика: – Ты права, дружочек, – ласково произнесла Фредерика, понизив голос и не сводя взгляда со своего отражения, и добавила равнодушно: – Только представишь тебя на балу, моя сладкая, и сразу можно умереть со смеху! Я просто рыдаю от хохота, разве ты не видишь, Золушка? Подай мне скорее платок. Сидевшая до того мгновения с каменным лицом, девушка рассмеялась своим резким холодным смехом, глядя то на Золушку, то на сестру, и осталась довольна произведенным эффектом. «Только бы маменьке не пришло в голову притащить своего драгоценного супруга на бал. Хотя… Болтают, что королевской семье нравятся простаки. Может, это и пойдет на пользу. А если какая-нибудь из придворных дам распустит свой змеиный язык, то долго ещё будет меня помнить...»

Мачеха: Женщина презрительно улыбалась, глядя, как Золушка с необычайной ловкостью и старанием помогает её дочерям собираться на бал и делает им прически. «Ну надо же! Придраться не к чему», – с неудовольствием подумала Мачеха. Она ненавидела эту девушку – измотанную тяжелой работой, но в то же время прекрасную. С тех пор, как эта девчонка впервые встретила и назвалась по имени, прошло не так уж много времени, но теперь имя забылось, а былая красота маленькой негодницы надежно скрылась под слоем сажи. – С нами на бал собралась, лентяйка неблагодарная? А кто приготовит ужин, постирает белье, вымоет всю посуду? Неужто я всё это сделаю? Мачеха бросила на Золушку испепеляющий взгляд. – Когда закончишь, не забудь отделить рис от гречневой крупы, что-то они перемешались… – кивнув в сторону кухни, спокойно произнесла женщина.

Сказка: Сказочник кашлянул в надежде избавиться от неприятного ощущения сухости во рту и продолжил рассказ: – Мачеха Золушки и две ее наряженные по всем требованиям моды дочери уселись в свою карету, продолжая лопотать о том, как они прекрасны и как сразят всех наповал своей красотой. Ну а Золушке ничего не оставалось, как вновь приняться за работу.

Крестная: Крёстная достала зеркало овальной формы с витиеватыми узорами и драгоценными камнями на ручке и оправе, и сказала взволнованно: – Ох, что-то неспокойно моё сердце! Как там Золушка? С такими сёстрами она никогда не будет счастлива дома! Посмотрю-ка, как у неё дела. Только бы снова не пришлось вмешиваться! Ну вот, обидели!

Золушка: Проводив всех на бал, девушка наконец-таки дала волю эмоциям. Прислонившись спиной к холодной стене, Золушка разрыдалась. Слезинки градом катились по ее лицу – от осознания одиночества и несбыточности ее мечты. Вот ее сестры и мачеха наверняка сейчас сидят в золотой карете, а как они выйдут – то познакомятся с принцем и разными дамами, заведут новых подруг. – Как же я хочу попасть на бал, – всхлипывая, бормотала девушка.

Крестная: Фея подошла к своей крестнице. Та стояла, прислонившись к голой и холодной стене, слёзы стекали по её щекам. Крёстная грустно, но понимающе улыбнулась. Положив тёплую руку на плечо девушки, она сказала: – Не плачь, моё дитя! Я понимаю, слова твоих сестёр больно режут тебе сердце, но ты никогда не обращаешь на это внимания. Ты сильная и гордая, раз не опускаешься до их уровня. Но я пришла как раз не за этим, – Фея хитро улыбнулась и достала волшебную палочку. – Ты волшебница. И надеюсь, весьма хорошая! – Крёстная отдала крестнице палочку и обняла девушку.

Золушка: Девушка никак не могла поверить в то, что говорила ей фея-крестная. Она – волшебница! Как же это возможно. Дух девушки захватывало от осознания перспектив, которые открывает для нее магический мир, но в то же время Золушка боялась таких радикальных изменений. Фея вручила ей волшебную палочку, и девушка, преисполненная благодарности за помощь, столь необходимую сейчас, обняла свою добрую крестную. – Но что мне делать с этой палочкой? – Золушка с мольбой смотрела на фею-крестную и непонимающе вертела палочку в руках, пытаясь понять, как же она работает.

Крестная: Крёстная улыбнулась девушке и вытащила свою волшебную палочку. – Золушка, дитя моё, ты научишься быть хорошей волшебницей. Я тебе помогу. Повторяй за мной! Крёстная взмахнула палочкой и проговорила волшебные слова. Золушка должна быть самой красивой, ведь она за все эти годы унижений заслужила это как никто другой. Мы не будет рассказывать, как и чему учила Крестная Золушку, все это станет понятно немного позже.

Золушка: Научившись разным "фокусам" у крестной, Золушка обрадовано захлопала в ладоши. – Как волшебно обладать магией! Девушка упивалась восторгом и радостью, ведь одно движение палочкой – и жизнь налаживается. Больше не надо перебирать горох и чечевицу, а можно просто радоваться рассвету и закату, каждому дню, каждому явлению природы. Золушка оказалась замечательной ученицей. – Спасибо тебе, ты самая лучшая крёстная на всём свете! - поблагодарила девушка свою благодетельницу и подошла к карете (да-да, именно этим "фокусам" и училась Золушка), которая по призыву волшебной палочки распахнула перед ней свои двери, и отправилась на бал – навстречу своей судьбе.

Крестная: Крёстная смотрела за тем, как Золушка входит в карету, чуть наклонив голову. Вот та Золушка, которую она видела в младенчестве, вот та Золушка, которая теперь уже взрослая и красивая. Крёстная вдруг что-то вспомнила и сказала: – Но не забудь, дитя: о том, что ты волшебница, не должен знать никто из простых людей. И домой вернуться нужно в полночь, иначе ты можешь лишиться это дара. Карета отъехала, и Крёстная, помахав на прощание рукой, удалилась в своё царство.

Сказка: Человечек слегка повернулся назад, убедившись, что пора вступать ему, и улыбнулся публике. Нет, веселого не было ровным счетом ничего. Просто любил Сказочник делиться своими историями, и любое развитие сюжета вызывало у него улыбку, снисходительную, веселую, улыбку сожаления или грустную. Выдержав небольшую паузу, он проговорил: - Золушка пообещала крестной покинуть бал ровно в полночь и умчалась.

Театр: Сцена четвертая И вот мы, будто наяву, видим, как прекрасная карета мчит своих седоков по темному лесу. Хотя, кто сказал, что это происходит не наяву?

Золушка: Темное покрывало, сотканное из тишины деревьев и звезд, укутало лес, а волшебство наполняло воздух, просачиваясь через густые кроны деревьев. Карета ехала быстро, оставляя прошлую жизнь несчастной Золушки где-то позади в прошлом, в том самом адовом доме с сестрами с их пресловутым высокомерием и лицемерными мачехой. А что будет там, на этом балу? Естественно, новая жизнь, новые прекрасные моменты, которые, безусловно, останутся с ней до конца ее жизни. И, возможно, ее ожидает подарки от госпож Удачи и Судьбы. Резкий толчок. Внезапно карета затормозила. Золушка посмотрела в окно растерянным взглядом, в котором слабел огонек надежды. - Почему карета остановилась? Что такое? – спросила девушка, все никак не отойдя от такого происшествия. Золушка крикнула от неожиданности: в окне показался мужчина, явно неухоженный и, скорее всего, не совсем добропорядочный и честный. Лицо ужасало шрамами, из-под густых бровей на мир взирали злые глаза, один из которых был украшен редчайшего оттенка синяком, и черными длинными усами, запутавшимися и весьма засорившимися опилками.

Главарь: Главарь вместе с подельником, злорадно ухмыляясь, крича на бегу и свистя (фирменный знак – без него совсем уж невозможно), подбежал к карете в предвкушении большой и легкой добычи. Карета тут же резко остановилась, сделав задачу еще легче, кучер и пажи в растерянности не могли даже пикнуть. «Вот остолопы», - подумал он. С обитателем кареты, которого разбойник увидел в окне, было еще проще: это была всего лишь хрупкая беззащитная девчонка, уже трясущаяся при одном только его виде. Не слишком церемонясь, он резко распахнул дверцу кареты и внимательно разглядел жертву. Та была кричаще богато одета, и разбойник от удовольствия причмокнул губами и обратился к товарищу: – Еще одна богачка, какой у нас улов-то сегодня! – он усмехнулся и развязно облокотился на дверцу кареты. Да призадумался. "Да, улов и вправду был потрясающий. Сегодня ж был этот… Короче, то, где скучно, много охраны, но и денег немерено. Но был один плюс: все эти денюжки должны были еще добраться до бала, где много охраны. А пока не добрались… Вот первая богачка была, вторая… и третья уже готова к ним присоединиться". От этих мыслей разбойник еще больше усмехнулся.

Подельник: День был явно на славу, и разбойник уже чувствовал себя королем всего того, что проезжает, проходит и даже ползает по этому лесу. Сделав страшную гримасу кучеру и пажам, разбойник посмотрел на товарища и опешил. Тот почему-то просто строил «крутого парня» и стоял у кареты, облокотившись на ее дверь, будто бы за подсчитку птичек в облаках деньги в карман сами лезли. « Вот так всегда: кому-то только размышлять да философствовать, а кому-то руками, руками…». Разбойник, недолго думая, полез в карету. – Интересно, а что у тебя в сумочке? – обратился разбойник к смазливой девчонке, сидящей в карете, и грубо вырвал из рук симпатичную сумочку, которая сама по себе-то, видимо, была довольно дорогой. Предвкушая еще большее от содержимого этой сумки, он расстегнул застежку и ахнул: там были несметные богатства. Улов просто фантастический.

Главарь: А главарь все это время стоял, облокотившись на открытую дверцу кареты. "Пусть всю грязную работу сделает кто-нибудь другой, а я постою, поразмышляю о вечном… А как до распределения добычи дойдет, то я будет тут как тут, да. А вот и тот момент. В сумочке-то еще и драгоценности имеются, все совсем славно." Разбойник рывком отобрал добычу у своего подельника и стал рассматривать содержимое сумочки. – Слышишь, а тут есть, чем поживиться! – объявил он так, как будто его товарищ не видел этого сам. Но разбойник был так доволен, что ему хотелось говорить эти слова и говорить, не останавливаясь. Ко всему прочему, у него пробудились просто садистские замашки, и он толкнул Золушку в грязь. Когда девчонка упала, разбойник захохотал.

Подельник: – Да? Тогда хватай её побрякушки, и уходим, – сказал подельник, делая вид, что страдает тупоумием или чем-то вроде того. Затем он оглянулся, высматривая каких-нибудь карателей. Впрочем, ни одного не было видно, и подельник весело произнес: – Хотя, давай чуть-чуть повеселимся! Он ухмыльнулся и жестом дал знак, что карету следует столкнуть в местное озеро, откуда ее не поднять уже никогда. Громко хохоча, свистя и крича, они хлестнули лошадей, отчего испуганные животные пустились в бегство, увлекая за собой карету. Разбойник посмотрел вниз и ненадолго задумался о чем-то. Но главарь быстро привел его в чувство, ткнув в плечо, и они вместе собрали добычу и с радостными криками скрылись где-то в лесу.

Театр: Сцена пятая. В зале вдруг послышалось журчание воды, и волосы зрителей пришли в движение под влиянием силы, которой невозможно устоять - легкий ветерок гулял по залу. Нет, никаких катастроф, да и для Башни Когтеврана это достаточно необычное явление - вода и ветер. На сцене разлилось спокойное озеро, на берегу которого заканчивался лес. Тссс! Тихо! Вы слышите? Будто плачет кто-то?

Золушка: Золушка сидела на берегу возле прохладной воды, прислушиваясь к ее спокойствию. Она сидела в полной тишине, разве что цикады напевали свою тонкую мелодию. Внутри девушки погасла та яркая искра надежды на новую жизнь и счастливое будущее. А что ей нужно было? Просто счастье. Никаких денег мира, никаких роскошных балов и светских приемов при сотнях тысяч свечей, никаких нарядов с россыпью бриллиантов на подолах. Она хотела спокойствия, понимания и, конечно же, простой и честной любви, которую описывают в добрых рассказах. Жизнь – не сказка, и все всегда оканчивается весьма печально на полпути. Осталось лишь выслушивать наставления мачехи и сестер до конца жизни, уже ни на что светлое не надеясь. Бессильная Золушка начало тихо плакать, временами всхлипывая. Вдруг вода стала звучать звонче, как будто в ней кто-то барахтался. Золушка подняла в голову и удивилась. То ли зареванные глаза плохо видят, то ли это было действительно так, но в воде спокойно плавала девушка необычайной красоты. Вытерев глаза насухо, Золушка разглядела… хвост. Красивые и яркие чешуйки, переливавшиеся золото-красным цветом при свете луны, напоминали Золушке красивое дорогое королевское платье, сшитое на заказ одним из самых искусных портным. Русалка заметила, что она наблюдает за ней, и улыбнулась успокоившейся Золушке. – Русалка, а можно как-то стать такой же красивой, как ты? – вдохновленно и очарованно спросила Золушка, стараясь скрыть свое яркое удивление.

Алисия: В озере, залитом отражением Луны, с давних пор обитала вечно юная красавица-утопленница, русалочка Алисия. Кожа её была бела, как первый снег, лицо – светлое, как восходящая Луна, а её золотисто-зеленые волосы тугими локонами расстилались по плечам. Тело Алисии плавно переходило в дивный рыбий хвост, который нередко любил похулиганить – обрызгать водой любопытных зевак, которые так обожали поглазеть на чудеса природы. От природы русалка обладала живым и игривым характером, знала себе цену и легко могла определить цену другим. Девушка думала о прелестях подводной жизни, о том, что неплохо было бы выйти замуж за царя подводного, о светских вечерах, приемах, балах… И вдруг её размышления прервала какая-то девица с печальным выражением лица. Алисия просканировала девушку взглядом и отметила про себя: «Хм, кем бы эта девица могла быть? Принцессой? Ну уж нет, принцессы без сопровождения не ездят. Фрейлина? Тогда почему она здесь? Дочь какого-нибудь богатого купца? Скорее всего, именно так. Хотя личико у неё довольно-таки милое, могла бы сойти и за принцессу при других обстоятельствах». – Русалка, а можно как-то стать такой же красивой, как ты? Алисия не сразу ответила на вопрос этой премилой на вид девушки. «Интересно, зачем такой симпатичной девице становиться еще красивее? Неужто она хочет заполучить в мужья самого Принца? Это надо узнать!» Алисия подплыла к берегу, и, слегка прищурившись, оперлась локтями о берег: – А зачем тебе это, юная дева? Твоя красота не знает границ, и ты прекрасна, словно майская роза.… Но я хочу понять, почему твое лицо омрачено печалью? Что случилось с тобой?

Золушка: Услышав вопрос русалки, Золушка снова тяжело вздохнула, проматывая в своей голове кадры недавнего прошлого. Тяжело вздыхать приравнивается к избеганию ответа на вопрос, так что лучше стоит ответить прямо: – Да вот, – Золушка, очередной раз тяжко всхлипывая, показала на карету, – я не могу поехать на бал, хотя с раннего детства мы с отцом представляли, как я буду танцевать на балу, а все будут радоваться за меня. Для девушки вспоминать про бал – это как соль на рану. Больше она не сможет надеяться на танцы от позднего вечера, общение с интересными и интеллигентными людьми и, тем более, на то самое счастье, о котором она так долго грезила.

Алисия: Русалка внимательно разглядывала милое личико новой знакомой. «Похоже, девочка многое в жизни повидала, многое перенесла. Такой кроткий нрав не у каждой девушки встретишь. Интересно, кто она такая на самом деле? И, самое главное – чего она хочет?» Алисия поймала печальный взгляд незнакомки, обращенный в сторону того места в озере, в котором еще недавно так благополучно затонула карета. «Девочке определенно нужно помочь… Не за просто так, разумеется. Хм… Похоже, она собирается на бал. Если я вытащу карету, то она просто обязана будет меня взять с собой. Но как я туда пойду? У меня и ног-то нет! Впрочем, это уже её дело...» С этими мыслями русалка расплылась в довольной улыбке, и, поманив к себе Золушку, чуть слышно прошептала ей на ухо: – Не бойся, я помогу тебе. Но если я помогу тебе вытащить карету, сможешь ли ты взять меня с собой на бал, подарив мне ноги? Как же давно и я не была на балу!... – Алисия от предвкушения бала довольно закатила глаза и стала ждать реакции девушки, теребя тугие локоны.

Золушка: Выслушав внимательно просьбу русалки, Золушка добродушно кивнула и тепло улыбнулась новой знакомой: – Конечно, я помогу тебе. Я буду очень рада поехать с тобой на бал! – девушка захлопала в ладоши, искреннее смеясь звонким хрустальным смехом, и посмотрела, как множество русалок со дна озера поднимает ее карету. Пара минут – и карета, во всем своем великолепии, вновь на суше. Жаль только бедных лошадей. Русалка махнула хвостом. В глазах Золушки снова появились огоньки надежды. "Да, есть в этом мире добро, да еще какое!" Никогда бы девушка не смогла подумать, что она сможет исполнить свою мечту, несмотря ни на какие преграды. Да и успел ли спастись кучер? Поблагодарив за столь чудесную помощь, Золушка подозвала к себе русалку, чтобы высказать ей благодарность не только душевную, но и волшебную. Началось колдовство; тихий шелест ее голоса заполнил всю поляну, а искры магии разлетелисья по воздуху. Через несколько мгновений у русалки появились ноги, красивое шелковое платье цвета багрового заката и туфли с многочисленными камнями. – Вот и все, – сказала волшебница, – добро пожаловать на бал! – Золушка указала на карету.

Алисия: По лицу восторженной девушки легко было понять, что в этот миг она сделает что угодно ради своей спасительницы. «А ведь как важен ей этот бал», - усмехнулась русалка, – «что даже ноги мне может подарить!» Алисия взобралась на берег и стала следить за манипуляциями Золушки. Девушка делала какие-то странные махи рукою с палочкой и шептала какие-то непонятные слова. «Колдует. Ведьма!» - ошарашенно подумала Алисия, и в этот миг её рыбий хвост стал плавно трансформироваться в человеческие ноги. Глаза русалки полезли на лоб от удивления, когда через несколько секунд она уже болтала в воде не хвостом, а красивыми девичьими ножками. Алисия не заставила себя ждать. Она сразу выскочила на берег, но тут же пошатнулась – с непривычки твердо встать на ноги было не самой простой задачей. А Золушка тем временем уже успела сделать еще несколько пассов руками, и на русалке вмиг оказалось пышное красивое платье багряного цвета из итальянской тафты с лифом из французского кружева и с розочками на бедре. – Как красиво! – От изумления у Алисии не находилось других слов, и она восторженно посмотрела на Золушку. - А еще пусть у нас будут волшебные кони, они сами повезут нас на бал, и кучера не потребуется! «Ведь кучер сбежал, а кони-то нужны, и не ловить же их по лесу», - усмехнулась про себя русалка и поспешила занять место в карете, пока Золушка сотворяла коней. Вскоре до Алисии донеслось ржание коней, а это означало одно – пора в путь. Девушка дождалась Золушку, и уже вскоре четверка белоснежных коней умчала девушек на бал.

Театр: Антракт! Дорогие друзья, ждем вас завтра в 20:00 по Мск (:

Театр: Сцена шестая. Замок, у которого оказались наши героини, сложно описать словами подробно. Огромный, красивый. Поэтому, уважаемые зрители, просто наслаждайтесь.

Сказка: Где-то за сценой послышался стук копыт. Любой человек, находящийся на сцене, наверняка посторонился бы, но только не Сказочник. Это ведь была его история. А в его истории карета остановилась ровно за его спиной так, что он мог чувствовать тепло, исходящее от разгоряченных бегом коней, а вышедшие из кареты девушки чуть не задевали человечка своими платьями. Рассказчик продолжил: - Слуги тут же доложили принцу, что на бал приехала прекрасная богатая незнакомка с подругой. Он поспешил встретить ее и проводить во дворец.

Уильям: Принц Уильям непринужденно расхаживал по просторной зале, роскошно украшенной к торжеству. В начале празднества он охотно общался с гостями и мило беседовал с девушками о недавней поездке к цирюльнику, о новых фраках и камзолах и о прочих, как ему казалось, немыслимо интересных вещах. Но вот, темы для бесед закончились, вино было выпито, и капризный наследник приуныл. Он уже хотел было улизнуть с праздничного вечера, как вдруг один из его пажей, задыхаясь от волнения, подбежал и шепнул на ухо Его Высочеству о том, что во дворец вновь прибыли гостьи. Услышав сие известие, Уильям поспешил причесать свои прелестные белокурые волосы и поправить корону, после чего спросил у слуги: – Они хоть мило выглядят? – В ответ паж торопливо кивнул, откланялся и удалился. "Что ж, если их вид застал врасплох даже его, то я готов лично поприветствовать немного опоздавших дам" - подумал принц и вышел в сад. Спускаясь по лестнице к карете, Уильям театрально тряхнул своими прелестными белокурыми волосами, дабы наповал сразить этих леди. Изумленный красотой незнакомки, робко стоящей рядом с дамой в бардовом, принц немедля поклонился и поцеловал ее миниатюрную ручку. – Разрешите пригласить Вас во дворец, прекрасная леди? - нежно спросил он и, взяв девушку под руку, направился к лестнице.

Незнакомка: Удивленная девушка была скорее всего не напугана, а как-то… непривычно себя чувствовала. Сам принц приглашает простую девушку во дворец – так это даже в пределах ее мечтаний! Да что там в пределах? Вообще далеко-далеко, на другой планете! Золушка сильно смутилась, но не выдала своего волнения. Это – плохой тон. А что же подумает тогда принц, увидев краснеющую девушку? Конечно, плохое впечатление и полное разочарование. Раз уж дано приглашение, то отказываться не следует. Немножко усмехнувшись, с присущей ей грацией Золушка подала принцу руку. – Я не против… – на губах Золушки заиграла милая улыбка, и они вместе с принцем проследовали во дворец.

Сказка: Сказочник окинул взглядом аудиторию и продолжил: – Принц пригласил ее на танец. Одно удовольствие было смотреть, как она танцует. Подали ужин, но принц совсем забыл про еду, его глаза не отрывались от глаз прекрасной незнакомки. Она села рядом со своими сводными сестрами и угостила их экзотическими фруктами из корзинки, которую преподнес ей принц. Они зарделись от удовольствия, удостоившись такой чести, но не узнали Золушку.

Театр: Сцена седьмая.

Сказка: Где-то за сценой часы пробили три четверти двенадцатого. Человечек на сцене тихонько кашлянул и продолжил: — Золушка попрощалась со всеми, незаметно достала волшебную палочку, взмахнула ею… и в миг оказалась в своей каморке. В тот момент, когда прекрасная незнакомка исчезла, в замке все на секунду задумались, что же произошло. Но, затем заиграла музыка громче, и все пустились в пляс. Бал продолжался, и только очарованный принц, не был согласен со странным исчезновением. Ведь он так и не узнал, ни её им имени, нигде она живёт... На месте исчезновения девушки он обнаружил только маленькую хрустальную туфельку. Принц понял, что девушка была волшебницей, и ему ещё больше захотелось узнать её.

Театр: Сцена восьмая Сцена, казалось, стала невероятно маленькой. Или не казалось? Однако, даже на этом, кажущимся маленьким (кажущимся ли?), пространстве помещалась кровать и прялка - пожалуй, единственное, что было у Золушки в личном пользовании.

Золушка: «Снова дом, снова каморка», – грустно подумала Золушка и стала осматривать свою «комнату». Все то же: скрипящие полы, старые стульчики, сломанный маленький столик, разодранные подобия обоев на стенах. Но все было очень чисто, аккуратно, ничего не было разбросано. Раз уж вещи не очень надежные и новые, но чистота – это главное, без нее действительно никуда. – Пусть вернётся моя старая одежда, – прошептала Золушка, взмахнула палочкой, и снова искры магии заиграли по всей каморке. После несколько секунд, которые казались добрым часом, на Золушке снова появляется её старый наряд. «Ну что ж, надо работать, а то мачеха будет сердиться. И да, надо стоит потом лечь заранее до приезда мачехи и сестер». – Девушка берёт миску с горохом вперемешку с золой и начинает свою работу.

Сказка: Сказочник вытянул затекшую ногу и продолжил рассказывать: – В эту ночь фея заглянула к своей крестнице, и Золушка сердечно поблагодарила крестную и попросила разрешения назавтра опять отправиться на бал, поскольку принц очень её заинтересовал. Фея спросила её, не влюбилась ли девушка в принца, Золушка раскраснелась, но ничего мне не ответила. Да мне и так всё было понятно. Родственницы обнялись и попрощались. Фея сказала, что Золушка вольна делать все, что ей угодно делать, кроме колдовства, которое было заметно людям.

Театр: Сцена девятая. Пространство - штука сложная. Ну а сцена вновь приобрела первоначальные размеры. Кроме того, на нее вернулись шикарные столы и стулья, светильники и ковры, которые внимательный зритель должен был видеть ранее. Мы с Вами снова дома, жаль, не у себя.

Адель: Переступая порог дома, Адель всё еще не могла поверить, что на сегодня танцы закончились. Хотя ноги девушки гудели от напряжения, а горло пересохло: за вечер она ни минуты не прекращала танцевать и при этом болтала без умолку. – Ах, если бы только прекрасный принц видел мою истинную душевную красоту... Ах, эти мушки… Они невероятно старят меня, но если я не поместила бы одну на нос, а другую на подбородок, никто не узнал бы тайну моего сердца. Эти мужчины так недогадливы! Адель не услышала ни слова в ответ сестры и воскликнула со слезами в голосе: – Маменька! Фредерика снова обижает меня! Её холодное молчание заморозило мне сердце, и оно вот-вот разлетится на тысячу кусочков. Когда я умру, положите со мной в гроб портрет принца и алую розу… А когда я буду лежать в гробу, мне закрасят белилами эти ужасные веснушки?

Фредерика: Вернувшись снова в старый дом, Фредерика почувствовала, как её красота меркнет, лишенная великолепного обрамления, и вновь погрузилась в воспоминания, чтобы хоть как-то продлить своё веселье. Болтовню младшей сестры она пропустила мимо ушей. Увидев в передней Золушку, девушка с надменной улыбкой обратилась к ней: – Как жаль, моя крошка, что ты не была с нами на балу. Приезжала принцесса откуда-то издалека. Она была так красива, что несколько дам даже забыли состроить надменную мину, так и остались торчать посреди зала, роняя слюни, как деревенские дурочки. Фредерика рассмеялась, вспомнив вытянувшиеся лица придворных дам, расфуфыренных и вымазанных румянами и белилами, как паяцы. Осознавать своё поражение было гораздо легче, представляя, как глупо выглядели эти выскочки, у которых из-под носа стащили лакомый кусок. – Она даже угостила нас фруктами, – добавила Фредерика мстительно.

Золушка: «Заспанная» девушка услышала стук в дверь. Вот как, значит, они на месте. Все же интересно, как они отреагировали на ту самую незнакомку. Удивительно будет посмотреть на их реакцию, узнать их эмоции. Умело притворяясь заспанной, Золушка подошла к двери и открыла. Сразу ворвались сестры в главе с мачехой. Похоже, им есть что рассказать… Послушав разговоры сестер и мачехи, сделав непричастный ко всему вид, Золушка поинтересовалась: – А как ее звали? – Золушка помогла сестре снять легкое болеро.

Фредерика: Фредерика была так обескуражена тем, что принц не обратил на неё почти никакого внимания, что позабыла придать своему голосу привычную едкость. «Как он мог выбрать кого-то другого? Как? Разве я не идеальна?» – спрашивала себя девушка. Несмотря на то, что принц ей совершенно не понравился, его невнимание не могло оставить Фредерику равнодушной. Пока Золушка помогала ей переодеваться, девушка неотрывно глядела в зеркало, стараясь увидеть в себе хоть какой-нибудь недостаток, но не находила, – и это приводило её в ещё большую ярость. Впрочем, в её чертах не отражалось ни одно чувство, только глаза на побледневшем лице пылали. – Никто не знает, как её зовут. Принц отдал бы что угодно, лишь бы узнать, кто она такая! – произнесла Фредерика, нахмурив брови. Она даже не стала острить в этот раз. «Как же я не догадалась! Нужно было сунуть пару монет прислуге, они мигом бы выяснили, кто такая эта красотка», – раздраженно подумала девушка и закусила губу, стараясь, чтобы никто не заметил, как она расстроена.

Мачеха: Стоило Мачехе войти в дом, как она обратила свой гневный взгляд на падчерицу. «Эта дрянная девчонка так нерасторопна! Из-за неё мы целую вечность простояли на улице, будто нищенки», – подумала она гневно. Но женщина была слишком уставшей, чтобы затевать скандал теперь. Все её мысли вертелись вокруг красавицы, очаровавшей принца. Мачеха была словно громом поражена, увидев незнакомку на балу. Конечно, женщина думала, что ее дочки выглядели лучше всех, но незнакомая девица затмила всех своей красотой. И даже Адель с Фредерикой. «Интересно, кто она?» - думала Мачеха. – «Может, дочь богатого вельможи из далеких краев? Или принцесса из какого-нибудь южного королевства - вечно у них в моде что-нибудь чудаковатое!» – Наверное, какая-нибудь дочка заморского купца... Чертова пигалица! Явилась неизвестно откуда, поулыбалась, поприседала, пощебетала какие-то глупости, да сразу и возомнила себя королевой бала. Смотреть противно, – ворчала мачеха. – И всё-таки что-то тут нечисто.

Золушка: Пигалица значит… Очень даже интересно. «Действительно, а что бы они сказали, если бы узнали, кто на самом деле эта таинственная незнакомка? Но я никогда им не расскажу. Во-первых, никто не поверит. Во-вторых, не хочется вновь выслушивать истеричные вопли". Золушка улыбнулась своим мыслям и одновременно покорно и робко сказала: — Как я хочу увидеть ее. Не смогли бы вы одолжить мне какое-нибудь ненужное вам платье, чтобы я тоже смогла пойти на бал? Золушка уже знала определенный ответ: нет. Потому и затеяла такой простой обманный ход. Нет, конечно, ее никто бы и не заподозрил ни в чем подобном. Но, как говорится, береженого — Бог бережет.

Адель: Адель была так впечатлена балом, встречей с невероятной незнакомкой и ожиданием нового вечера, что немедленно разрыдалась, бросившись в объятия маменьки. Она уже подумывала, что приличная девушка с чувствительной душой в такой ситуации должна то ли упасть в обморок, сопереживая счастливой встрече прекрасного принца и незнакомки, то ли уйти в монастырь потому, что принц не обратил на неё никакого внимания. Но размышления, столь редкие для светлой головы девушки, были самым бесцеремонным образом прерваны Золушкой. Адель воззрилась на сводную сестру с таким искренним изумлением, как будто с ней заговорила швабра или ведерко для угля. – Что? Ты собираешься напялить на себя наши платья? Никогда! – решительно произнесла Адель, притопнув ножкой.

Театр: Сцена десятая.

Незнакомка: Время очередного бала. Время принцев и принцесс, время знатных юношей и дам, время побыть в окружении приятных людей. Время побыть с принцем. Весь вечер Золушка вальсировала с ним. Их считали очень красиво парой, как и танцующей, так и в любовном плане. Кстати о любви. Каждый из них думал, что это полная не взаимность, далее – полное разочарование. Но только каждый в душе чувствовал искру надежды, что это не так. Каждый думал, что лучшее только впереди. Принц не покидал ее ни на минуту. Он был так любезен и мил, что Золушка совсем забыла про наказ крестной. Вдруг она услышала, как часы пробили полночь. - Мне надо срочно уйти, простите меня, - волнительно проговорила она. Что, если она не успеет вернуться? Что, если он увидит ее в таком нелепом виде? Что, если он ее отвергнет, потому что она не «такая»? Этот страх быть непонятым… Ее знобило. Как же это волнительно, расставаться. Ей так не хотелось оставить его, а быть с ним, разговаривать, танцевать, смеяться, просто быть с ним. Но сколько не ври, все равно правда выплывет наружу. Так что время прощаться, теперь навсегда. - Вы замечательный человек, поверьте, и Вы еще найдете свое принцессу, достойную Вас… Выскочив из зала, она помчалась к выходу, словно быстроногая лань. Сказки кончаются быстро. Жизнь не всегда со сладким концом и не всегда ласкает слух. «Время прощаться, теперь навсегда».

Уильям: Принц Уильям был счастлив вновь увидеть прекрасную незнакомку, с которой встретился впервые на прошлом балу. Было истинным удовольствием вновь взять ее руку и закружить девушку в танце. Время летело незаметно, и принц уже мечтал лишь о том, чтобы провести рядом с ней всю свою жизнь. Ведь именно такую прекрасную, милую и скромную девушку он мечтал видеть своей женой. Но вот часы пробили полночь, и его спутница вдруг убежала. Уильям бросился за ней вдогонку. - Я уже нашел ту, кого искал! – крикнул он на бегу - Если вы исчезнете, я найду вас хоть на краю Земли и проследую за вами, куда вы скажете! Разумеется, он догнал беглянку, иначе и быть не могло. Прижав ее к себе, принц вдруг ощутил что-то странное. Девушка махнула какой-то палочкой, и через мгновение они оказались в маленькой темной каморке.

Золушка: Легкий всхлип. Нет, она поступила глупо и необдуманно. Надо было бежать быстрее и вернуться по дороге назад. Но не смогла… Да что же за судьба такая?! - Разве Вы не видите? – девушка тихо начинает плакать, стараясь оттолкнуть от себя принца. Нет, не потому что он ей неприятен, а из-за того, что она больше не имела права к нему прикасаться из-за такой горькой правды. - Я не принцесса, нет. Я служанка у своей мачехи и двух моих сводных сестер. Мой отец и я оказались в бедности после смерти матери, и ему пришлось жениться еще раз. Моя мачеха не отличалась добрым нравом, но она была богата. – Слезы предательски душили душу. Горький всхлип. - И с тех пор я живу, прислуживая им. Но у меня есть то, чего нет у них, и это дает мне силы. У меня есть волшебство, так как я взяла от мамы способность к колдовству. И как у каждой юной волшебницы, у меня есть добрейшая фея-крестная, которую я очень люблю. – Сквозь тонны горести девушка смогла проявить мимолетную теплую улыбку. Если бы не крестная… Потом она снова вздохнула и посмотрела в глаза принцу. - Разве о такой невесте Вы мечтали? Разве Вы такое хотели, скажите мне?

Уильям: Уильям слушал Золушку и не мог поверить. С одной стороны, он не понимал, как такая прекрасная девушка смогла перенести все эти горести и остаться такой милой и доброй. С другой стороны, он не понимал, что послужило причиной ее побега. Ведь не имело значения, была ли она принцессой. «Глупенькая, неужели она и правда думает, что это важно?» - подумал принц. Ему не нужна была ни одна из самых прекрасных принцесс, потому что любил он именно Золушку. - Я согласен быть с Вами, кем бы Вы ни были. Я буду счастлив разделить все свою жизнь с Вами. Главное, что сейчас мы вместе!

Сказка: Сказочник вновь тепло улыбнулся и перевел дух. - В этот момент во дворе послышался топот копыт - это возвратились домой с бала мачеха с дочерьми. Золушка поспешила открыть им двери, а принц бросился за ней - он подумал, что что Золушка хочет снова исчезнуть. Но двери открывал уже отец. В тот момент, когда Золушка спускалась с последней ступеньки, сёстры и мачеха уже входили в дом. И каково же было их удивление, когда они увидели в своём доме чудесную незнакомку, которая очаровала принца и неожиданно вместе ним исчезла прямо посреди бала. Отец растерянно стоял у открытых дверей, и в изумлении наблюдал за происходящим.

Мачеха: Женщина давно уж подозревала что-то неладное во всей этой истории с балом. – Как такое возможно? – в запальчивости воскликнула Мачеха, но тут же прикусила язык и быстро обернулась к дочерям – едва сдерживающей гнев Фредерике и стоящей с глупо разинутым ртом ничего не понимающей Адель. «Теперь-то, когда дочурка моего драгоценного муженька достигла таких высот, я сумею извлечь из этого пользу!» – сообразила женщина. – Прости нас, мы сделали много дурного, но раз всё хорошо закончилось, может быть, простишь нас? Мы больше не будем мешать тебе, – приторно улыбаясь, заголосила Мачеха, заливаясь слезами, и рухнула на колени, сложив руки в молитвенном жесте.

Уильям: Видя удивление родных Золушки, принц обрадовался, ведь они осознали свои ошибки и попросили прощения. Уильям не хотел бы, чтобы его невеста огорчалась из-за отношений с семьей. - А теперь, сударыня, примерьте эту туфельку! – сказал Уильям и надел хрустальную туфельку на миниатюрную ножку девушки. Разумеется, туфелька пришлась впору, и принц обнял свою невесту.

Сказка: Сказочник встал и закончил свою историю: - Принц попросил руки прекрасной Золушки у её отца. Свадьбу сыграли в тот же день. Нашлись женихи и её строптивым сёстрам. Все были довольны и счастливы и особенно отец, так как наконец-то его дочери чудесно повезло. А крёстная Золушки, наконец-то выполнила обещание, данное матери девушки - заботиться о ней, оберегать и счастливо выдать замуж. А за спиной у него медленно опускался занавес, пряча от зрителей застывшую картину невозможного, казалось бы, единения. Добро снова победило.

Театр: Спасибо за внимание, дорогие друзья! И вновь мы с вами стали свидетелями прекрасной истории, пусть и происходила она сейчас не совсем по-настоящему. Будем надеяться, это не последняя история, которую вы наблюдаете на этой сцене, однако на сегодня все. Спасибо, что пришли, мы будем очень рады увидеть ваши отзывы в книге.



полная версия страницы