Форум » Сцена и Омут памяти » Омут памяти "Золушка". » Ответить

Омут памяти "Золушка".

Театр: Добро пожаловать на постановку Когтевранского театра, уважаемые студенты, обитатели и профессора! Вашему вниманию представляется постановка "Золушка". Желаем хорошо провести время. Каждый попадающий в зал видит перед собой достаточно стандартную для подобных заведений картину: зрительные ряды, сцена, занавес. Да, занавес в театре играет какую-то особую роль. Он как бы отделяет друг от друга два мира, при этом являясь связующим их звеном. Сейчас он опущен, но пройдет немного времени, и от откроет всем пришедшим то, что спрятал. PS просьба впечатлениями делиться не в этой теме, а в специально для того предназначенной книге.

Ответов - 67, стр: 1 2 3 4 All

Театр: Театр: Сцена первая.

Крестная: Фея вышла из-за кулис и встала в уголке, который тут же осветил свет прожекторов. Крёстная заправила чуть розоватую прядку волос за ухо и, улыбнувшись, начала повествование: - Здравствуйте, Уважаемые зрители. Когда-то давным-давно я была знакома с одним сказочником, простым человеком. Он часто сидел и задумчиво и мечтательно смотрел перед собой. Он был фантазёром и очень добрым человеком. Иногда он быстро вставал и начинал писать. Он сочинял сказки. Иногда, во сне, я являлась ему, и мы беседовали обо всём. О принцах, о замках, о чудесных происшествиях, которые происходили в наших жизнях. Вот одна из историй, приснившаяся моему сказочнику.

Сказка: Из-за кулис вышел маленький человечек (ну, как сказать, не так он был мал, как Гоблин в гринготтсе, но и не так велик, как Хагрид в свои 12). Большинство зрителей по предыстории поняли, что это и есть Сказочник. Ну а те, кто прослушал вступление, вероятно, подумали, что он - принц. Хотя, внешне сказочник вовсе не был похож на оного: низкий, сутулый, почти даже косматый, бородатый и седой. Он скорее был похож на героя одной из своих фантазий. Человек вышел и примостился прямо на краю сцены, оставив все ее пространство позади себя. Поджав ноги под себя, человек начал свою историю тихим голосом. Но удивительно было, этот тихий голос слышал каждый находящийся в зале. - Жил-был вдовец, у него была прелестная добрая дочка. Однажды он решил жениться вновь и взял в жены злую, эгоистичную женщину. У нее были две дочери, которые по характеру были как две капли воды похожи на свою мать. Старшая – строптива и вредна, вспыльчива и нахальна. Вторая же – ленива, мягкотела и безвольна. После свадьбы с вдовцом мачеха сразу же показала свой злой нрав. Она невзлюбила сиротку. Женщина прекрасно понимала, что рядом с красивой добросердечной падчерицей ее родные дочки выглядят еще грязнее и уродливее, чем она сама, и эту душевную грязь не скрыть за красивыми нарядами и дорогими украшениями. Поэтому она возненавидела падчерицу и заставляла ее делать всю самую грязную работу по дому. Сказочник рассказывал, а за его спиной разыгрывалось действо. Казалось, будто фантазия этого невзрачного человека оживала прямо на глазах, будто мысли буквально материализовались.


Театр: Сцена вторая. Словно по мановению волшебной палочки (хотя, почему "словно"?), на сцене, кажется, из воздуха начинают проступать контуры. Пока еще не совсем понятно, что именно видят зрители. То класс, то ли кухню: неясные очертания столов и стульев немного сбивают с толку. Но вот все необходимое уже ясно нарисовалось в пространстве. Перед зрителями предстала большая просторная кухня во всем своем величии, поспешно украшающая себя последними штрихами. В углу - большая печь, пол - чист, не прикрыт ковром, кругом посуда. В центре сцены, на самом ее краю, сидит Сказочник.

Сказка: Человечек слегка пошевелился, привлекая к себе внимание, и продолжил: - Фея, как крёстная мать этой милой девушки, знала, что кроме доброго и кроткого характера, Золушка наделена от рождения волшебными даром. И поэтому она наблюдала за всей жизнью крестницы через волшебное зеркало. Когда девушке приходилось особенно трудно, она вмешивалась и помогала ей, хотя и было это против правил. Бедная девочка готовила и стирала, убирала комнаты сестер и мыла лестницы, сама же жила в тесной каморке на чердаке. Она переживала за своего тихого отца, которого страшно третировала новая жена. По вечерам девушка часто сидела на теплой золе у самого очага, поэтому ее прозвали Золушкой. Но несмотря на странное прозвище, она была в своих лохмотьях в сто раз милее, чем ее сестры в дорогих платьях, расшитых золотом.

Золушка: – Эх. – только и могла прошептать Золушка, глядя на кастрюлю и окружающую обстановку, которую уже выучила за многие годы своей работы. – Кухня со множеством столов – вот мое рабочее место, – бормотала себе под нос девушка. Занимаясь привычной работой она уже не замечала, что происходит вокруг – настолько привыкла к однообразным действиям. Переходя от стола к столу, девушка чуть не наступила на несчастную кошку, просившую еды и ласки. – Eдинственное существо, которое любит меня тут, – вздохнула девушка, гладя кошку, и продолжила перебирать горох и чечевицу. Ее взгляд опустился на таз, стоящий возле одного из столов. «Еще и белье» - пронеслось в мыслях девушки.

Театр: Сцена третья. На смену столам и печке на сцене стала медленно проявляться обстановка.. комнаты. Но комнаты не простой, а золотой роскошной. Везде валяются ленты, платья, украшения. Видно, что обитатели куда-то собирались, но долго не могли выбрать подходящий наряд.

Сказка: – Однажды королевский сын давал бал в свою честь и разослал приглашения всем подданным своего королевства. Сестры Золушки были в восторге от этого и целыми днями примеряли вороха новых платьев, специально накупленных по этому случаю. Они советовались с самым лучшим парикмахером насчет модных причесок. У Золушки был отличный вкус, поэтому у нее тоже спрашивали совета. Сказочник рассказывал, а сам тайком рассматривал каждого из зрителей.

Фредерика: Старшая сестра, Фредерика, восседала в богато изукрашенном кресле со скучающим видом, томно прикрыв глаза и наслаждаясь мыслями о бале, танцах и церемонных поклонах. В воображении девушки уже мелькали заманчивые картины: прекрасный принц, великолепие залов дворца, восхищенные взгляды придворных дам и их кавалеров, которых она не удостоит и взглядом. «Все эти провинциальные клуши не стоят моего мизинца. Один мой презрительный взгляд, и они со стыда разбегутся, спотыкаясь о подолы своих платьев», – лениво подумала Фредерика. – «Только бы любезная сестрица не раскрывала своего болтливого рта. А не то принц вмиг ускачет куда-нибудь подальше, позабыв коня, верхом на какой-нибудь фрейлине. Если он только не полный кретин, как утверждала кузина Марта…» Улыбнувшись своим мыслям, Фредерика повернулась к зеркалу, рассматривая свои локоны, и нашла себя неотразимой. – Я надену красное бархатное платье с отделкой из кружев, – с достоинством произнесла девушка. – Золушка! Где тебя черти носят?

Адель: Адель, младшая из двух сестёр, от природы была наделена тем, чем судьба обделила Фредерику. Живая, энергичная девушка, очень смешливая и на редкость избалованная, Адель в свои семнадцать лет до беспамятства любила танцы, производила массу шума и ежеминутно старалась привлечь к себе всё внимание всех, кто находился рядом, от первого министра до последнего трубочиста. Девушка ни минуты не могла усидеть на месте с того самого момента, как получила приглашение на бал. – Какое же выбрать платье, маменька? – капризно выпятив губу, то и дело восклицала Адель, отбрасывая в сторону очередной наряд. – Мне совершенно нечего надеть! У сестрицы гораздо больше нарядов, чем у меня, разве это справедливо? Фредерика, отчего ты так смотришь? Я не шучу! Ты надеешься, что из-за твоего роста меня просто не заметят? А я надену такие невероятные каблуки, какие носит одна леди Де Гаага, и ты рядом со мной покажешься карлицей! И ещё я надену вот это платье, все свои бриллианты и шляпу с золотыми цветами. Адель помахала огромной шляпой перед носом сестры, чтобы та наконец обратила на неё внимание, и, получив в ответ лишь скучающий взгляд, высунула наружу язык и скосила глаза в разные стороны, приплясывая на месте перед сестрой и мешая ей разглядывать себя в зеркале.

Золушка: Золушка вошла в комнату, держа в руках бесчисленное множество ленточек и нарядов для бала. «И зачем им столько? Мне бы хватило и одного, самого ненужного,» – подумала девушка, подбирая своим сестрам наряды и подавая их один за одним. Улыбнувшись их примеркам, Золушка предложила: - Я сделаю вам самые модные прически во всем королевстве! «Какие же красивые у меня сестрички, глаз не оторвать! И я сделаю для них все самое лучшее.»

Фредерика: – Адель, любезная сестрица, не могла бы ты подарить нам минутку благословенной тишины? – резко произнесла Фредерика, не дожидаясь, пока сестра вновь начнет болтать. Некоторое время девушка с насмешливой улыбкой наблюдала за ужимками сестры, а затем – за суетливыми движениями Золушки, как челнок метавшейся по комнате с охапками лент, кружев и шляпок. – Тебе бы хотелось пойти на бал, Золушка, мой ангел? – участливо спросила Фредерика, удостоив сводную сестру снисходительным взглядом. «Пожалуй, услужливей девчонки не сыскать во всем королевстве. Вот уж об кого можно вытирать ноги сколько угодно, а она и не пискнет», – усмехаясь, отметила про себя девушка. Безотказная и старательная Золушка её забавляла даже больше, чем кривлянье карликов из бродячего цирка. Но сегодня Фредерику ничто не могло развеселить, даже унылая физиономия сводной сестрицы. Пока Золушка орудовала гребнями и заколками, разрываясь между прическами двух сестёр, Фредерика совсем заскучала.

Золушка: Колдуя над прическами девушек, Золушка вдруг услышала вопрос своей сводной сестры. – Тебе бы хотелось пойти на бал, Золушка? Золушка вздрогнула и опустила глаза в пол. Это была ее давняя мечта – поехать на бал. Она могла бы познакомиться там с прекраснейшими людьми, но… ее статус явно не расположит никого к общению с ней. Зачем она нужна на том балу? Лучше идти сразу в цирк, там она будет смотреться уместнее.. – Я боюсь, меня не пустят, – прошептала девушка, закончив прическу и покраснев.

Адель: Адель едва позволила Золушке усадить себя в кресло, чтобы водрузить на её голове сооружение, достойное великолепия королевского бала, из живых и высушенных цветов, лент, локонов и шиньонов. Девушка то и дело порывалась вскочить, забывая, что нужно сидеть ровно, вертела головой, болтала ногами, как маленькая девочка. Лишь на минуту Адель замолчала, побоявшись навлечь на себя гнев сестры. Но, услышав смиренный ответ Золушки, девушка обо всем позабыла и расхохоталась так, что прическа у неё на голове затряслась, угрожая рухнуть набок. Она едва не повалилась со стула и смогла удержаться, лишь ухватившись за платье Золушки. Платье угрожающе затрещало. – Только представишь тебя на балу, и сразу можно умереть со смеху! – рыдая от смеха, выдавила девушка и повернулась к сестре, рассчитывая, что та одобрит её замечание.

Фредерика: – Ты права, дружочек, – ласково произнесла Фредерика, понизив голос и не сводя взгляда со своего отражения, и добавила равнодушно: – Только представишь тебя на балу, моя сладкая, и сразу можно умереть со смеху! Я просто рыдаю от хохота, разве ты не видишь, Золушка? Подай мне скорее платок. Сидевшая до того мгновения с каменным лицом, девушка рассмеялась своим резким холодным смехом, глядя то на Золушку, то на сестру, и осталась довольна произведенным эффектом. «Только бы маменьке не пришло в голову притащить своего драгоценного супруга на бал. Хотя… Болтают, что королевской семье нравятся простаки. Может, это и пойдет на пользу. А если какая-нибудь из придворных дам распустит свой змеиный язык, то долго ещё будет меня помнить...»

Мачеха: Женщина презрительно улыбалась, глядя, как Золушка с необычайной ловкостью и старанием помогает её дочерям собираться на бал и делает им прически. «Ну надо же! Придраться не к чему», – с неудовольствием подумала Мачеха. Она ненавидела эту девушку – измотанную тяжелой работой, но в то же время прекрасную. С тех пор, как эта девчонка впервые встретила и назвалась по имени, прошло не так уж много времени, но теперь имя забылось, а былая красота маленькой негодницы надежно скрылась под слоем сажи. – С нами на бал собралась, лентяйка неблагодарная? А кто приготовит ужин, постирает белье, вымоет всю посуду? Неужто я всё это сделаю? Мачеха бросила на Золушку испепеляющий взгляд. – Когда закончишь, не забудь отделить рис от гречневой крупы, что-то они перемешались… – кивнув в сторону кухни, спокойно произнесла женщина.

Сказка: Сказочник кашлянул в надежде избавиться от неприятного ощущения сухости во рту и продолжил рассказ: – Мачеха Золушки и две ее наряженные по всем требованиям моды дочери уселись в свою карету, продолжая лопотать о том, как они прекрасны и как сразят всех наповал своей красотой. Ну а Золушке ничего не оставалось, как вновь приняться за работу.

Крестная: Крёстная достала зеркало овальной формы с витиеватыми узорами и драгоценными камнями на ручке и оправе, и сказала взволнованно: – Ох, что-то неспокойно моё сердце! Как там Золушка? С такими сёстрами она никогда не будет счастлива дома! Посмотрю-ка, как у неё дела. Только бы снова не пришлось вмешиваться! Ну вот, обидели!

Золушка: Проводив всех на бал, девушка наконец-таки дала волю эмоциям. Прислонившись спиной к холодной стене, Золушка разрыдалась. Слезинки градом катились по ее лицу – от осознания одиночества и несбыточности ее мечты. Вот ее сестры и мачеха наверняка сейчас сидят в золотой карете, а как они выйдут – то познакомятся с принцем и разными дамами, заведут новых подруг. – Как же я хочу попасть на бал, – всхлипывая, бормотала девушка.

Крестная: Фея подошла к своей крестнице. Та стояла, прислонившись к голой и холодной стене, слёзы стекали по её щекам. Крёстная грустно, но понимающе улыбнулась. Положив тёплую руку на плечо девушки, она сказала: – Не плачь, моё дитя! Я понимаю, слова твоих сестёр больно режут тебе сердце, но ты никогда не обращаешь на это внимания. Ты сильная и гордая, раз не опускаешься до их уровня. Но я пришла как раз не за этим, – Фея хитро улыбнулась и достала волшебную палочку. – Ты волшебница. И надеюсь, весьма хорошая! – Крёстная отдала крестнице палочку и обняла девушку.



полная версия страницы